Maar Krios

Бета-редактор: shtuchka_o
Основные персонажи: Кольят Криос, м!Шепард, Тейн Криос, ф!Шепард
Пэйринг: Кольят Криос/ОЖП; ж!Шепард/Тейн; Ирика/Маар
Рейтинг: NC-17
Жанры: Романтика, Драма, Фантастика, Детектив, Экшн (action), Психология, Философия, Повседневность, PWP, Hurt/comfort, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Нехронологическое повествование, Ксенофилия
Размер: планируется Макси
Статус: в процессе
Некоторые главы и отдельные фрагменты написаны при содействии Darr Vader


— Твою мать!

Звонкий удар чего-то металлического был вторым звуком, что Кольят услышал сквозь сон. Первым был возглас Ливии, а до того было тихое препирание с кем-то в гостиной. Дрелл раздражённо выдохнул, перевернулся на бок, увидел Ливию, крутящую в руке длинную металлическую перекладину.
— О! Ты наконец-то проснулся!
— Ты сделала всё возможное для этого, — буркнул Кольят. Голова неприятно гудела, лоб горел, будто поднялась температура.
— Сколько можно спать! Время уже пять часов!

Кольят сел, провёл руками по лицу, замер с прижатой ко лбу ладонью. Перетрудился, перенервничал, не выспался, ещё это. Ливия задумчиво чесала голову, разглядывала инструкцию от напольной вешалки.

— Где ты её взяла?
— Ты разрешил купить, я заказала.
— Вот так просто? — Кольяту даже не пришлось хлопать себя по лбу, рука и так была на месте. — Лив, ты забыла, что по твоему имени могут вычислить, куда ты внезапно переехала, после услышанного разговора в клубе?
— Я, по-твоему, дура? Я воспользовалась липовой кредиткой. И не надо на меня так смотреть. У каждого уважающего свою личную жизнь человека должно быть две кредитки, одна из которых липка.
— Хорошо, я этого якобы не слышал, — Кольят лёг обратно, укрылся одеялом.
— Не-ет! — Ливия бросила инструкцию, залезла на кровать и села на дрелла. — Я и так чуть с ума не сошла, весь день сама по себе в четырёх стенах! Не вздумай опять уснуть!
— Лив, я устал. Хочу тишины и покоя.
Ливия надулась.
— Я никогда так долго не сидела дома, давай сходим куда-нибудь? — она склонилась, положила голову ему на плечо, обняла за шею. — Пожалуйста! Я хиреть начинаю.
Бейли дал задание прошерстить клубы и прочие злачные места на предмет наркотиков, а кто, как не Лив, знает об этом лучше других? Пусть его и отстранили, но это не значит, что он должен сидеть дома и заниматься бог весть чем. Ливия, словно прочитав его мысли, поёрзала на бёдрах дрелла.
— Дай проснуться, — согласно отозвался Кольят, ощутив прилившее напряжение в паху. Нет, этим он точно заниматься не будет.
— Есть хочешь? Я очень!

Ливия соскочила с дрелла, умчалась на кухню. Кольят поморщился, ощутил, как желудок сдавило невидимой рукой, едва он вспомнил о складе Янга.

— Нет, спасибо, — ответил он.
— А чай? — донеслось с кухни. — Ой, он кончился. Есть… Что это? Фу!
Кольят, сонно покачиваясь, вышел из комнаты. Увидел зелёную баночку в руке Лив.
— Это для выведения токсинов из организма. Полезная вещь.
— И вонючая. Так, — Ливия осмотрела полочки. — Ни чая, ни пожрать.
— Я схожу завтра в магазин. Раз ты подрядилась готовить, составь список того, что тебе нужно.
Ливия вопросительно и ошеломлённо посмотрела на него.
— Нет, домохозяйкой я не соглашалась становиться.
— Значит, будешь голодной. Я в душ.

Кольят разделся, зашёл в кабинку и встал под прохладные капли воды. Вообще им, дреллам, не нужны столь частые водные процедуры, но Кольят всегда подолгу находился под душем, особенно когда уставал. Ему хотелось поскорее ощутить трезвость мыслей и избавиться от тяжести сонного состояния. Он прислонился к стене, поднял лицо к струям воды. Нужно запросить у Джейн информацию на Янга. Если в архивах СБЦ кто-то покопался, то у Шепард должны быть какие-то резервные записи или та информация, которая нарочито не доходила до архива.

Дрелл поморщился от приступа головной боли, открыл глаза и увидел Ливию. Она сжала губы, прикрыла их пальцами. Кольят прикрыл руками область паха.
— Ой, что я там не видела?! — Ливия возвела глаза к потолку, открыла шкафчик, достала духи и обильно распылила вокруг себя. — Хватит медитировать, я хочу показать тебе весьма интересное место.
— Своего тела? — неожиданно для себя спросил Кольят, тут же чертыхнулся. Ливия провела глазами по нему, поиграла бровями.
— Ну и ну, — ответила она, затормозила взгляд на ещё прикрывающих то самое интересное место руках Кольята и вышла из ванной. Кольят выключил воду, обернулся полотенцем. Он ещё не привык к присутствию Лив в квартире и совсем забыл закрыть дверь. Естественно, Ливия не упустит момента, чтобы рассмотреть его всего, с ног до головы. Как и он её, если бы не…
Кольят посмотрел на себя в зеркало, пару раз моргнул. Глаза постоянно сушило от использующихся на Цитадели средств водоподготовки. Он вытащил глазные капли, закапал по две капли в каждый глаз, сунул одежду в корзину и вышел. Ливия одобрительно свистнула, увидев его в одном полотенце.

— Знаешь, я так и напасть на тебя могу, — серьёзно произнесла она, исподлобья и хищно глядя на его торс.
— Заинтригован, — сухо ответил дрелл, скрылся в комнате.

Ливия цокнула языком. Проверяет её на терпение или что? На её провокации не поддаётся, а сам ходит, светит своими телесами. Как будто ей легко смотреть на него после секса с ним, который, между прочим, был аж три дня назад! Такого у Ливии ещё не было, чтобы мужик так долго терпел и не пытался её соблазнить сам. Каков недотрога! Что ж, вчера он был не в настроении, так сегодня пусть помучается. И подольше.
Ливия выбрала подходящую песню на инструметроне, включила и в такт музыке, зашла в комнату. Кольят отвлёкся от застёгивания штанов, уставился на Ливию, снимающую под музыку футболку. Она кинула её в лицо дреллу, покачивая бёдрами, спустилась на пол, сунула голову под кровать, ища туфли.
— Что, опять ищешь туфли? — полюбопытствовал Кольят, сжал губы, сдерживая улыбку от действий Ливии. Она виляла задом под музыку, абсолютно не стесняясь того, что тонкая полоска стрингов впилась по самое…

«Позволь мне удивить тебя», — пел тандем тягучим голосом под задорную музыку. «Да уж, тут есть чему удивляться», — подумал Кольят, заставил себя отвернуться.

— Ага, — протянула Ливия, вытащила из-под кровати красные на неприлично высокой шпильке туфли. — Я же одежду буду под обувь подбирать.
Она встала, надела туфли, подошла к шкафу, в котором Кольят долго искал свои футболки и майки.
— Здесь, — Ливия открыла ящик, а Кольят посмотрел на неё и понял, что она на таких шпильках поравнялась с ним в росте. — Чего у тебя всё такое тусклое и унылое?
— Может, потому что к цвету моей чешуи сложно подобрать другие цвета? — подтрунил её дрелл.
— Да не-е, — Ливия представила его в различных цветах одежды, скривила губы. Да, кажется к этому парню вообще никакие цвета, кроме монохромных, не подойдут. — Тогда вот тебе это, — она протянула ему чёрную рубашку и чёрную майку. — Дай теперь собраться мне.
Отойдя в сторону, Кольят посмотрел на неё. Она встала, расставив ноги, долго думала, что выбрать. Кольят скользнул глазами по её ногам, казавшимся на таком каблуке ещё длиннее, и сглотнул. Это так принято у девушек — ходить в голом виде и на каблуках перед соседями по квартире? Кольят очень сомневался, что это поведение были типично для Лив. Она снова провоцировала его.

Он вышел из комнаты, оделся в гостиной и сел за стол. Нужно отправить Джейн дополнительный запрос и посмотреть, что нашла она.

От кого: Шейенна Криос
Кому: Кольят Криос
Тема: Наглость

Ты наглеешь, парень! Найди себе девушку!!!


Кольят ухмыльнулся. Кто бы говорил! Захапала себе сеть Серого Посредника и отказывается помогать родственнику. А вот насчёт девушки…
Почему Ливия так себя ведёт? Она чётко дала понять, что между ними ничего нет, но при этом она вызывающе себя ведёт, провоцирует на волнения и желания, которые Кольят себе позволить не может по причине всё тех же, сказанных ею в клубе слов. Ему не нужны такого рода отношения. Стоит поставить Лив на место, иначе пусть ищет убежище где-нибудь в другом месте.
Дрелл вздохнул. Ну да, так разумно выставить из квартиры девушку, которая находится в опасности, потому что самому трудно на неё смотреть? Но как тут смотреть спокойно?!

— Я готова.

Ливия вышла из комнаты, постукивая тонкими каблуками. Кольят сжал зубы. Ноги Лив облегали латексные леггинсы, подчеркивая все мыслимые и немыслимые прелести, ягодицы чуть прикрывала удлинённая красная рубашка, расстёгнутая до груди, показывая кружевную тонкую майку. Волосы Лив собрала в высокий хвост, подчеркнув длинную лебединую шею. Быть спокойным? Да уж как же. Кольят уже представил, что он сделал бы с Ливией в первую очередь, если бы представился шанс.
— Алоэ! — она помахала рукой. — Ты чего залип?
— Иду, — отозвался Кольят, встал из-за стола.
Около двери Ливия остановилась.
— Погоди секунду, — она наклонилась как раз в тот момент, когда дрелл встал позади неё. Ливия сделал вид, что поправляет туфлю на ноге, закусила губу и потёрлась о бедро Кольята. Он отшагнул назад. Лив выпрямилась, махнула хвостом. — Вот теперь всё в норме.
«Если бы», — подумал Кольят, обойдя её и открыв дверь квартиры.

***


Спорт-бар «Зелёный фонарь» был единственным в своём роде в рабочем районе, и по выходным всегда был забит до отказа. В эти же выходные здесь и вовсе было не протолкнуться: сегодня транслировали матч по би-болу, и желающих выпить пивка и посмотреть игру было хоть отбавляй. Ливия, знающая местные распорядки, ещё днём заказала столик и ничуть не переживала, что им негде будет сесть.

— Здесь всегда так много людей? — Кольят оглядел помещение и толпившийся у бара народ.
— В дни, когда показывают матч, особенно. Но ты не переживай, — Ливия протолкнулась к бару, используя свои женские чары, заказала четыре кружки пива и чего-нибудь на закусь.

— А наркотики тут продают? — поинтересовался Кольят. Ливия снисходительно глянула на него.
— Выключи своего внутреннего копа и расслабься, наконец!
— Я просто к слову. Я пришёл сюда отдохнуть, не хочу, чтобы отдых внезапно обернулся работой.
— Нет здесь наркоты, зато есть вкусное пиво! — Ливия взяла две кружки, на другие две показала Кольяту и подмигнула ему. Она протиснулась сквозь толпу, маневрируя на высоких каблуках, и помахала дреллу, неуверенно пробивающемуся к ней.
— Да уж, — он поставил кружки на стол, плюхнулся на мягкое сиденье. — Никогда не понимал такой отдых.
— Сейчас поймёшь! — Лив придвинула к нему его кружки.
— Ты можешь это всё выпить?! — Кольят ошарашено глядел на Лив, которая не отрываясь пила пиво.
— А что тут пить-то? — выдохнула она. — Как вода уходит! Давай, налегай, я хочу посмотреть, как пьют копы, — она издевательски улыбнулась. — Только не говори, что ты никогда не напивался в хлопок.

— Ну, как сказать, — Кольят сделал небольшой глоток, посмаковал горький вкус. — Как-то было дело.
— О-о! А я думала, что ты совсем ботаник!
— Когда-то был им. — Ливия нахмурилась, прыснула со смеху.
— То есть как это?
— В детстве изучал ботанику, было не оторвать от книг, даже хотел стать научным работником.
— Точно ботаник, — Ливия рассмеялась.
— Что в этом смешного? — Кольят искренне не понимал причину веселья девушки. Неужели пиво на неё так быстро подействовало? Ливия глянула на него, расширила глаза, поняв, в чём дело, и снова рассмеялась.
— О господи! Ты же не понял, о чём я! В-общем, у нас, у людей, ботаниками называют тех, кто много времени проводит за книгами, учёбой, не выходит в мир, и вообще, полные задроты по своим исследованиям.

— Что плохого в том, чтобы быть умным?
— Ох, ты просто не видел этих ботаников. Они корпят над своими книгами, с ними не о чем говорить, а ещё они до ужаса стремаются девчонок! В общем, они все задроты и девственники. Совсем как ты!
Ливия хохотнула, но тут же прикрыла рот. Кольят оскорбился.
— Извини, я…
Он поджал губы, повернул голову на большой экран с начавшейся игрой и хлебнул пива. Ботаник, значит!
— Расскажи! Мне дико любопытно, с кем ты мог нажраться?
Ливия протянула руки к шедшей к ним официантке, тут же стянула с тарелки копчёную колбаску и обмакнула её в горчицу.

— Это было моё совершеннолетие.
— О-о, хороший повод, — с набитым ртом сказала Лив и стащила ещё одну колбаску.
— Я тогда жил у брата и его жены, а ещё там был её брат, Джон. Вот он-то и подбил меня на то, что я всенепременно обязан напиться в свой день рождения.
— Слушай, какой хороший человек! И как это он не заставил тебя ещё с девушкой… Ладно, — Лив замолкла, — молчу.
— Он пытался. Точнее, хотел, чтобы мы без разрешения слиняли в город и там оторвались как следует.
— Вместо этого вы просто насвинячились за закрытой дверью?
— Да, почти. Я потом пошёл выяснять отношения с родителями, но… — Кольят усмехнулся, Ливия замерла, увидев улыбку на губах дрелла. Он умеет улыбаться?! Чудо расчудесное! — Но в той комнате спали Тейн и Джейн, поэтому посыл родителям так и не дошёл.
— А что сделали они: твой… брат и Джейн?
— Послали нас, — Кольят усмехнулся, глядя на янтарное пиво, а Ливия и вовсе перестала жевать. У него есть хорошие воспоминания, какие-то особенные, которые заставляют его улыбаться. Ливия отчего-то так умилилась тем, что видела на губах Кольята улыбку, что сама начала улыбаться. И ей нравилось видеть Кольята таким. Он сам начинал ей нравиться больше, чем она на то рассчитывала. Ливия кашлянула, ощутив, что покраснела, отпила из кружки, посмотрела на базаривший у бара народ. «Что-то пиво быстро в голову дало», — подумала она и глянула на дрелла. Он тоже смотрел на игру, слегка улыбаясь. Ливия сняла туфли, забралась на сидение с ногами, тронула собранные в хвосте волосы. Чего это она чуть ли не лужицей растеклась от улыбки дрелла? Может, потому, что она привыкла видеть его хмурым букой, нежели тем, кто способен вызывать умиление и… жалость? Ливия вгляделась в лицо дрелла. Она никогда не пыталась смотреть на него, как на личность. Он был копом, который по какой-то причине встал на её сторону, провёл расследование в максимально короткий срок, чтобы она долго не сидела в «аквариуме», заплатил ей за приват, которого и видеть-то не хотел! И именно полицейского видела Лив в первую очередь, позволяя себе лишь забавляться с ним, напрочь забыв о том, что у него тоже есть эмоции, чувства, что он тоже умеет улыбаться, чёрт побери! И почему-то от этого внезапного осознания Ливии стало стыдно за своё поведение не только сегодня, но и вообще за всё время общения с Кольятом. В одном она не сомневалась: она не зря привела его сюда, она хочет видеть все его эмоции, всю его живость. И Ливия знает самый лучший способ для этого.

— Что-то не так? — спросил Кольят, увидев хмурую и ушедшую в себя Лив.
— А? Нет, всё хорошо. Я вот подумала, о том, что ничего о тебе не знаю. — «Ты даже не пыталась узнать, Ливи!» — корила она себя. — Что ты можешь рассказать о себе такого, чтобы я не поверила в то, что это ты?
Кольят опустил глаза. Был только один случай, в который мало кто поверил бы, если б узнал. Говорить о нём, Кольят разумеется не собирался. С чего вдруг Ливии это интересно? Поглумиться в очередной раз над тем, что он тоже живой и может проявлять чувства?

— Не знаю. Позволить отключить систему безопасности на несколько секунд будет считаться?
— Ты не мог! — Ливия подскочила на месте.
— Ну, вот как-то так вышло, что смог.
— Да быть того не может!
— Ага, ещё как-то лёг спать на десять минут позже установленного режима.
Ливия нарочито испуганно посмотрела на него.
— Да ты настоящий преступник! С кем я только пиво пью!
Кольят слабо улыбнулся, сделал несколько больших глотков. А пиво-то ничего так на вкус! Ливии захотелось утащить дрелла домой и заставить улыбаться ещё больше. И чтоб это видела только она!
— А что насчёт тебя? — спросил Кольят.
— Что насчёт меня?
— С кем ты напилась первый раз?

Лив рассмеялась.

— Ну, — она разломила колбаску, обмакнула её в горчицу. — Мы с классом поехали в турпоездку с палатками. Разумеется, взяли с собой самые гадкие и крышесносящие коктейли, потому что могли позволить только их. Нашему преподу подсыпали снотворного. Ночью он храпел, как кабан! Нас было шестеро девчонок и семь парней, начали пить. Но не просто так, а играя в игру «Пьяный официант». Пьёшь одну стопку, крутишься вокруг своей оси, тебе дают поднос со стаканчиками, в которых вода, и ты должен его донести до нужного места. Разумеется, все падали сразу же! У меня вообще беда с вестибулярным аппаратом, мне пару кругов хватало, чтобы я больше не вставала. Как нас потом чихвостил Гюнтер, наш препод, — не передать. И ведь знал, когда! Когда у нас у всех было жуткое похмелье, — Ливия расхохоталась, вспомнив эти давние дни. — А потом вообще погнал нас в горы, приговаривая: «Das ist mir Wurst! *». И рукой так в сторону гор, как третий рейх. Sieg Heil! — Ливия выпрямила руку, приставила под нос указательный и средний палец, рассмеялась. — Я думала, я там в этих горах и умру, — она сделал глоток пива, облизнула губы. Знаешь, — Ливия хитро посмотрел на дрелла. — Я бы сыграла с тобой в игру «Я никогда не…». Смысл такой, я говорю фразу: «Я никогда не танцевала на столе» и если ты это делал, то делаешь глоток пива.

— Боюсь, ты напьёшься быстрее меня, — заметил Кольят, а Лив засмеялась.
— Да, чёрт! На столах-то я любитель потанцевать! Но среди всего этого, я точно знаю, чего ты никогда не делал.
— Ну конечно, я же ботаник, — съязвил Кольят.
— Теперь всё время припоминать будешь? Нет, я серьёзно, — Ливия надела туфли, встала, подошла к дреллу и взяла его за руку. — Пойдём.
— Куда? А как же столик?
— Пиво можешь забрать, оно там пригодится.
— Лив, я хочу знать, куда ты меня тащишь.

Она не ответила, вручила ему его кружку пива, взяла сумочку и свою кружку и поспешила к запасному выходу. Около него стоял высокий, бритый налысо мужчина.
— Багз! Нам срочно надо поссать! — заявила Ливия, а Кольят вытаращил глаза.
— Ливи, давно тебя не было здесь. Зализывала синяки?
— Дел куча было. Ну, так что?
— А это кто? — Багз кивнул на Кольята.
— Мой друг, — Ливия обняла дрелла за талию, тесно прижалась к нему. Кольят ощутил, как внутри всё сжалось от действий Лив.
— Проблем от него не будет?
— Зуб даю, — Ливия взмахнула кружкой, едва не разлила пиво.
— Заходите.

Багз открыл дверь запасного выхода, за которым оказалась лестница, ведущая вниз.

— А вот это, что ты ему сперва сказала, что было? — спросил Кольят, понимая, что лестница вряд ли ведёт к туалетам, а где-то внизу громыхают басы музыки.
— Пароль.
— Пароль куда?
— Сейчас ты всё увидишь.

Они спустились на два пролёта вниз, Ливия замерла перед дверью, повернулась к Кольяту и сказала:

— Добро пожаловать на иную Цитадель.

Она открыла дверь, и Кольята тут же оглушила громкая музыка. Лив втолкнула замершего на пороге дрелла, закрыла дверь и потянула его вниз. Кольят, раскрыв рот, не отрывал взора от расположенного в центре большого зала ринга, на котором дрались два турианца, а вокруг ринга скандировала толпа.

— Это что?! — перекрикивая музыку, спросил Кольят.
— Бойцовский клуб!
— Что?!
— Бойцовский клуб, — крикнула Лив.
— Это я понял. Откуда он на Цитадели?!
— В каждом месте, будь то Цитадель, Омега, Иллиум, Земля — да что угодно, есть злачное место. И это — самое крутое!

За рингом располагался бар, а над ним диджейская рубка. По сторонам бара стояли широкие клетки, в которых танцевали девушки, но мало привлекали к себе внимание. Центром всего помещения, конечно же, был ринг. Бои без правил.

Кольят ошалело глядел по сторонам, пока Ливия тащила его ближе к рингу. Едва они подошли к нему, мимо них пролетел выкинутый за пределы ринга турианец, а второй поднял руки вверх в победоносном жесте.

— Это безумие! — Кольят посмотрел на окровавленное лицо поднявшегося турианца. Он протянул руку второму, благодарно пожал.
— Здесь всё в норме. Никто никого не убьёт.
— Лив, я коп! Ещё и дрелл, если меня здесь кто-то увидит…
— Успокойся! Видишь вон того чувака? — она показала на турианца, топтавшегося по другую сторону ринга, разминающего пальцы. — Офицер таможенной службы, каждые выходные тут чистит кому-то хлебало. И ему пофиг, синяков-то не видно. — Ливия обвела взглядом помещение. — А вон тот, — она ткнула пальцем в наблюдавшего за танцующей в клетке девушке человека, — примерный семьянин, отец пятерых детей, у него свой магазин детских товаров! Бывает тут часто, за что ему жена и вставляет пистон. Но ему тоже пофиг!
— Это же противозаконно, Лив!
— Кольят, народу нужно снимать напряжение. Неужели, у тебя не было желания дать кому-нибудь в морду?
— Я думал, что есть более приятный способ снятия напряжения.

— Секс? Нет, ты же не придёшь домой злой, как чёрт, и не начнёшь так же зло трахать свою жену или подругу?! — Кольят уставился на Ливию. — Во-от! А набить мордас кому-нибудь — это же святое! Тебе стоит попробовать.
— Что?! Нет, спасибо.
На ринг вышел рефери, поприветствовал толпу, представил следующего бойца. На ринге появился турианец, попрыгал на месте, побоксировал руками, отправил воздушный поцелуй стоящим позади него дамам.
— А теперь, дамы и господа, вы увидете того, кто неоднократно становился чемпионом нашего клуба! Неуловимый Мистер Колобок!

Кольят едва не подавился глотком пива, увидев выкатившегося на ринг волуса.
— Волус?! Это же нечестно!
— Да ты что! Это же Мистер Колобок! Знаешь, как он соперников укатывает?!
— Но… это же бой!
— Кольят, тут только одно правило: не пользоваться биотикой. В конце концов, его противник не кроган, а турианец.

Кольят очумело смотрел на волуса, который заводил толпу, быстро перемещаясь по рингу на своих коротеньких ногах. Он внезапно замер перед Лив и Кольятом и дреллу показалось, что он его знает. Кольят пригляделся.
— Лив, это же тот волус, который сшиб тебя.
Магнум Шот, узнавший Кольята, поспешил в свой угол, да так быстро, что едва не сшиб рефери. Волус явно разнервничался.
— Разве? — Ливия встала на носочки. — Они все одинаковые, перепутать проще простого.
— Ну вот, я же говорил, что кто-нибудь меня здесь узнает.
— И что? Он сразу же побежит к твоему начальству? Скорее, он попросит тебя не выдавать его маленький секрет. Расслабься уже. Вечер только начался!

Рефери ударил в маленький гонг, заиграла музыка, разрывающая гитарными рифами пространство и отзывающаяся в полу. Толпа синхронно всплеснула руками, когда волус начал кататься по рингу, путаясь под ногами турианца, тщетно пытавшегося его поймать. Кольят хлебнул пива, не переставая удивляться, смотрел на ринг. Волус кружился на ринге, как волчок, не давался в руки турианца и наносил по его ногам быстрые удары своими цепкими клешнеобразными ручками. Турианец встал посреди ринга, уже замаянный верчением волуса, стал выжидать, когда тот подкатит к нему. Но волус этого и ждал. Он подкатил к турианцу, вскочил на ноги, с разворота пнул его по обеим ногам и снова укатил в угол. Толпа завизжала.

— Я сейчас вернусь!
— Что? — прежде, чем Кольят сообразил, Ливия уже скрылась в толпе.

Турианец на ринге зажимал волуса в угол, наступал на него медленно, ожидая подвоха. И не зря. Едва турианец приблизился, Мистер Колобок рухнул ему под ноги, повалил и нанёс решающий удар прямиком в нос. Выдохшийся турианец уже не стал вставать, поняв, что этого волуса ему ни за что не поймать. Толпа закричала, заверещала, а рефери засчитал поражение техническим нокаутом, объявив Колобка победителем.

— У-у! — Ливия прокричала около уха дрелла. — А ты говорил, что это невозможно!
— Верилось слабо. Где ты была?
— Это секрет, — девушка загадочно улыбнулась, потянула через соломинку коктейль голубого цвета. И когда она успела допить круженцию пива и взять коктейль?
— Ненавижу секреты, — пробурчал Кольят.
— Ну что же ты такой вредный! Тебе понравится! А пока пойдём ближе к бару.
Она потянула его за собой, сразу же заказала несколько коктейлей. Наблюдая за боями, Ливия танцевала, выпивала и всячески прижималась к Кольяту. Он, хоть и выпил к тому времени порядочно, но держал себя в руках, стараясь держаться подальше от требовательных прикосновений Лив к нему. Ливия же, наоборот, чем больше пила, тем больше ей хотелось ощутить близость дрелла.
— Ты очень упрямый! — выдохнула она ему на ухо, скользнув рукой к пряжке ремня на штанах дрелла. Едва Кольят хотел возмутиться поведению девушки, она повалилась на него, едва удержавшись на каблуках. — Блядь!
Она ухватилась за плечо дрелла, резко обернулась на того, кто её толкнул.
— Ох, прости… А, это ты.

Кольят увидел, как глаза Ливии опасно заблестели. Толкнувшая её азари поправила на себе воротник блузки.
— Долго же тебя не было здесь, Ливи. Не ожидала, что снова вернёшься. Ты так забавно уматывала тогда, собирая свои тощие косточки по рингу.
— Ида, — Ливия оскалилась. Дохнула на неё алкогольным запахом. Азари брезгливо скривилась. — Я по твою душу здесь, и в этот раз косточки собирать будешь ты.
— Неужели? — азари затрепыхала ресницами. — Снова осмелишься пойти на коммандос? Да ещё в таком состоянии? Буду рада обломать тебе ножки. Ещё раз!
— Рано не радуйся, тебя ожидает большой сюрприз.
Азари презрительно хмыкнула, смерила взглядом Кольята, развернулась и ушла.
— Сучка! — Ливия отдала бокал Кольяту, сунула руку в сумочку. — Как чувствовала, что встречу её.
— Ты с ней дралась?!

— Да, и проиграла. На меня ставки делали, а я всё профукала, потому что эта стерва билась не по правилам.
— Ага, которых тут нет.
Ливия грозно посмотрела на дрелла.
— Она нарочито хотела меня покалечить. Что ж, теперь это сделаю я.
Ливия вытащила из сумочки внушительный кастет и боксёрский бинт.
— Лив, ты что?! — Кольят расширил и без того огромные глаза. — Это же умышленное причинение вреда!
— Ой, да что ты?! Когда она в прошлый раз избивала меня своими тяжёлыми ботинками, что-то никто не кинулся с такими словами на ринг. Она у меня за всё ответит.
— Лив, я прошу тебя, не надо! Не подставляй меня. Она коммандос, она засудит тебя.
— Это бойцовский клуб, она знала, куда пришла!
— Как и ты в прошлый раз. Не надо, Лив. Ты пьяна, ты не соображаешь, что делаешь.

Кольят обхватил её руку с кастетом. Ливия яростно зарычала, ткнула пальцем в лицо дреллу.

— Ты мне должен будешь, если эта сука снова отделает меня, как отбивную!
— Может, ты просто не будешь выходить на ринг?
— Я должна ей за прошлый раз, — Ливия забрала у него свой бокал, мигом осушила, бросила его под ноги и заметила, что её рубашка мокрая. — Вот сука! Я из-за неё пролила коктейль на рубашку. О-о! Теперь она мне точно должна. Подержи, — она сунула ему в руки сумочку, расстегнула рубашку и снова скрылась в толпе.
— Лив, куда… — Кольят вздохнул. Ну что ты будешь делать?! Мало ей неприятностей в жизни, так она ещё и добровольно наживает их на свою задницу! Хотя бы кастет у него, не найдёт же она замену ему? Однако, здесь всё возможно.

На ринг вышел рефери, объявляя новых бойцов. Ливия ещё не вернулась, и Кольяту это очень не нравилось.
— Дамы и господа. Сегодня замечательный вечер! Замечательная публика, замечательные участники и не менее замечательные победы. Но… Сейчас на этот ринг выйдет та, кто зажжёт вас, как никто другой. — Кольят уставился на ринг, уже догадываясь, кого представляет ведущий. — Она яркая, она сильная, она наша Зажигалочка!

На ринг взобралась Ливия. Толпа загудела, к рингу тут же прилипло несколько десятков мужчин. Кольят спрятал лицо в ладони.
— Охренеть! — произнёс он.
— Эй! — Ливия свистнула ему, подозвала к себе. Кольят пробился сквозь толпу.
— Лив, лучше слезь оттуда.
Она кинула ему рубашку и туфли.
— Береги!
Кольят заметил, что на руках у неё уже были накручены бинты. Только бы без чего-то тяжелого в них!

— И соперницей нашей блестящей девочки будет… Ида! Бравая и отважная коммандос, так сокрушительно победившая в прошлый раз Зажигалочку!
— Зря ты космы свои не убрала, — сквозь зубы прошипела азари. — Я тебе их мигом повыдёргиваю.
— Как баба? Давай по-взрослому, мамаша.
Кольят забрался на ринг, опёрся на канаты.
— Лив, не надо! Хрен на неё!
— Уйди! Я ей сейчас все зубы выбью! Жги, Флеш!

Диджей включил тяжёлую, наполненную электронными звуками песню. Ливия встала вполоборота, двигаясь под музыку, словно змея, извиваясь перед Идой, чем определённо нервировала её. Мужчины у ринга засвистели, один вцепился в канаты, подтянулся и повис на них.
— Ливи! Вжарь ей!

Кольят столкнул его вниз. Не хватало тут второго «Халлекса»!
— Ты кто, ёпт, такой?
— Её парень! — рявкнул Кольят, не дав себе отчёта о сказанном. Сердце бешено стучало, ему очень не хотелось видеть, как Ливия сейчас огребёт от коммандос.
Азари танцевала вокруг Ливии, дразнила её отвлекающими движениями. Ливия наблюдала за ней из-за прикрывающих лицо рук, увернулась от первого хука. Кольят дёрнулся вперёд, перепугавшись, что азари попала, что-то крикнул. Понял, что всё обошлось, выдохнул. На новый удар азари Лив выставила блок, перехватила её руку, крутанулась и выполнила захват за спиной, подсекла ногу азари. Ида скривилась от боли. Толпа одобрительно загудела.
— Я же сказала, я подготовилась, — процедила сквозь зубы Лив, саданула азари локтем по лицу, отскочила, издевательски поманила к себе. Ида махнула ногой, намереваясь сбить Лив с ног, но та вовремя подпрыгнула, поймала момент, пока Ида разворачивалась, прыгнула к ней, с размаху врезала ей в нос, снова отскочила. Ида схватилась за разбитый нос, раскрыла губы.

— А! Давай, сука! Возьми меня, попробуй!
Азари разозлилась. Она кинулась на Лив, обхватила её и повалила на спину, сразу же нанесла несколько ударов по лицу. Лив увернулась лишь от одного, вцепилась в руки азари, упёрлась ногами в её живот, перевернула через себя и довершила кувырок ударом пятки в хребет азари. Ида дёрнулась, попыталась встать.
— Лучше лежи, тварь, — Ливия подошла к ней, пнула азари по лицу. — Спокойной ночи, сучка.

Ревущая толпа готова была снести ринг с находившемися на ней людьми. Ливия вытерла стекающую из разбитой губы кровь, подняла руки вверх.

— Да! Кто ваш кумир?!
— Ливия!
Кольят, раскрыв рот, наблюдал за триумфом Лив. Эта девушка умеет завести толпу, да ещё таким способом. Насилие и секс всегда продаются. Зрители скандировали её имя, Ливия победоносно смотрела на всех, широко и надменно улыбаясь. Она подошла к Кольяту, упёрлась руками в канаты.
— Испугался? — она за подбородок опустила его голову к себе.
— Напомни мне не бесить тебя, — Кольят едва удержался от порыва поцеловать Лив. Её близость притягивала, хотелось ощутить вкус её победы прямо здесь. При всех. Наплевать.
— Теперь ты удиви меня, — Ливия повернулась к рефери, кивнула головой.
— В каком смысле? — не понял Кольят и перевёл взгляд на ведущего.
— Итак, господа и дамы, особенно дамы. Сегодня, как я уже говорил, замечательный вечер, но давайте сделаем его более экзотичным. У нас есть гость, впервые присутствующий здесь, который желает заявить о себе всему миру!
— Лив, — Кольят грозно посмотрел на девушку. Она вопросительно подняла брови. — Это ведь не то, что я думаю?
— Я не умею читать мысли, босс.
— Он скрытен, умён и необычайно загадочен, — продолжал рефери. — Потому что он один из самой таинственной и сексуальной расы в нашей вселенной. После вас, разумеется, — рефери подмигнул стоявшим у ринга азари. — Дамы! И господа, — чуть тихо и подтрунивающе сказал он, — позвольте представить вам самого интригующего, сексуального и умного Ботаника! Если вообще такие существуют.

Кольят вытаращился на ринг.

— Лив…
— Давай, иди! Я на тебя поставила!
— Ты что?!
— Давай же!
Ливия вытолкала его на ринг, сняла с него рубашку. Теперь к рингу прилипли особи женского пола. Не каждый день приходится лицезреть дреллов, да ещё и в столь сексуальном теле.
— Ливия!
— Не дрейфь. Ты же дрелл.
— И что?!
— А ещё коп.
— Это ничего не значит, — Кольят сделал попытку перелезть обратно.
— Не вздумай! — Ливия толкнула его на место.
— А его противником сегодня будет… Кувалда!

Кольят обернулся и сглотнул. Турианцем по прозвищу Кувалда был тот самый тип из таможенной службы. Ещё никогда Кольят не видел такого мощного турианца. Кувалда был выше его на полголовы, гораздо шире в плечах, а трёхпалые руки действительно было похожи на кувалды.
— Если я останусь жив, я тебя убью, — тихо констатировал Кольят, обернулся и едва успел увернуться от летящего в лицо кулака. — Так нечестно! Я не был готов.
— О! — Кувалда сделал круг по рингу. — Это будет просто!
Толпа загалдела.
— Не стой на месте! — Ливия перегнулась через канаты. — Смотри за его руками, смотри… — Лив зажмурилась, когда дреллу прилетела первая порция мощного удара. Он плашмя рухнул на ринг, турианец лишь хрустнул костяшками. — Вставай! Вставай, мать твою!

Кольят упёрся одной рукой в пол ринга, другой тронул челюсть. Она неприятно ныла, нижняя губа тут же распухла и сочилась кровью. Кольят вдохнул воздуха, поморгал несколько раз, медленно поднялся. Ну, Ливия! Едва поднял голову, увидел, как в лицо снова летит кулак. Увернулся, перебежал на другую сторону.
— Что ты делаешь? — голосила Лив. — Дерись!
Легко ей говорить. Подготовилась где-то к приходу сюда, ничего ему не сказала, дерись! Турианец медленно ходил вокруг него, то шагая к дреллу, отчего тот шарахался в сторону, то подлетая и нарочито свистя кулаком над его головой.
— Сопляк, — турианец издевательски поцокал языком. — Шёл бы домой, к мамочке.
Он с разворота нанёс удар дреллу в живот. Кольят отлетел к Лив, повис на канатах.
— Какого чёрта, Криос? Ты хочешь, чтобы он тебя убил? Давай, вдарь ему!
— Лив… — Кольят скорчился от боли, поднял голову. Турианец шёл на него.
— Да мне чё, вместо тебя выйти что ли? Твою мать! — она тряхнула его за плечи. — Коп хренов! Я думала, ты хотя бы защитить себя сможешь, а ты… Ботаник самый настоящий!

И тут что-то щёлкнуло в его голове. Да, так и есть, он ботаник. Которого насильно пичкали ненужной литературой, знаниями, которые не нужны никому! Когда все решения принимали за него, не спрашивая, не советуясь, не интересуясь, чего же хочет он сам. А он согласно кивал, проглатывал, шёл на поводу, не понимая, чего от него хотят и главное, зачем? Он просто шёл за кем-то. Всегда. Всю жизнь, не в состоянии защитить себя, защитить близких. До тех пор, пока ему не показали другую сторону жизни. Пока он сам не захотел увидеть.

«Следи за дыханием. Это главное. Не торопись, не гневайся. Будь спокоен. Наблюдай.»

Кольят выставил ладонь навстречу кулаку Кувалды в тот момент, когда она почти достигла его лица. Ливия взвизгнула, прикрыла рот. Кольят сжал кулак турианца, обхватил его за предплечье, нанёс резкий удар под дых, оттолкнул от себя ногой. Турианец свалился на пол, перевернулся, встал. Кольят встал вполоборота, не прикрывая лицо, свободно держа руки по швам.

«Смотри в глаза. Они никогда не обманут».

Турианец метнул взгляд на плечи дрелла, рванул вперёд на спокойно стоявшего Кольята. Он лишь отшагнул, сделал подсечку, ударил турианца ребром ладони под коленом, схватил его спереди за шею, пригвоздил к полу и нанёс удар по лицу. Ещё один, и ещё.
Он не будет прогибаться под систему. Он не позволит насмехаться над собой. Никому. Ни этому турианцу, ни толпе, ни Харкину, никому из тех, кто стоит за Янгом и заговором. Его научатся слушать. Он заставит.
Он спрыгнул с турианца, выпрямился, поднял руки к лицу.

— Ну, давай, — крикнул Кольят. — Это же так легко!

Наконец-то. Это чувство свободы, граничащее с удовольствием. Тот момент, когда ты становишься собой, разрываешь оковывающие тебя путы, освобождаешь своё истинное «я». То, которое всегда жило в нём. То, что его мать пыталась спрятать.

Тело помнило движения, приёмы, которыми его учили. Тейн учил. Ещё там, на острове. Превозмогая желание всё бросить, как Джон, разразиться скандалом, что он ничего не понимает. Было больно и обидно осознавать, что ты ничего не можешь, а части тела, словно не твои, не желают слушаться.

Блок. Поворот, удар. Назад.
Потом понял. Смог услышать. Смог почувствовать.
Кувырок, удар, ещё один, подсечка, удар.
Одобрение в глазах брата было самой лучшей наградой. Той, которую он всегда ждал от матери.
Удар. Ещё один. Не успел увернуться, в ушах зазвенело. Ничего, всё нормально.

«Слушай себя, свою интуицию. Она всегда тебе подскажет. Она твой друг.»

Удар в нижнюю часть, точно в коленный сустав. Следующий: ровно в мягкое место над воротником, туда, где у людей яремная выемка. Разворот и резкий удар с ноги в голову.
Турианец безвольно упал на пол позади Кольята. Он тяжело выдыхал, ощущая как его тело потрясывает от поднявшегося в крови адреналина. Кулаки саднило от жёсткого хитина, глаза застилали чёрные точки, кровь гудела в ушах. Хотелось больше. Ещё, ещё, ещё!
Толпа, на мгновение замолкнув, загорланила. Ливия отняла от губ руки, перелезла через канаты, побежала к Кольяту. Он обернулся, и Лив тут же прыгнула на него, повисла, вцепившись в плечи пальцами, а после прижалась к его губам долгим поцелуем. Он не думал. Он ответил. Стиснул в своих руках, ощутил исходящий от неё жар. Это всё она. Всё она.
— А теперь валим отсюда, — быстро проговорила Лив, спрыгнула на пол, потянула за собой дрелла. Толпа продолжала скандировать имя Лив и прозвище Кольята. Ливия спрыгнула с ринга, подобрала вещи, дождалась дрелла и, снова взяв его за руку, быстро протолкнулась к выходу.

***


Он не обратил внимания на то, что его кто-то толкнул. Не заметил, как разлилось на его белую футболку пиво, след от которого теперь растекался жёлтым пятном. Пропустил мимо внимания оскорбление, направленное в его сторону. Он не воспринимал окружавший его разномастный народ, наблюдая только одну картину. Рыжая девка бросилась к дреллу, запрыгнула на него и при всех поцеловала. Нагло, жадно. А он ответил ей тем же, развязно ухватив её за ягодицы. Это он-то? Вечно угрюмый, не понимающий шуток и дотошный дрелл, офицер СБЦ сейчас начистил морду другому офицеру и смачно целовался с девкой, которую ранее проводил по делу.
Так вот оно как! Вот как дерзкая девчонка ускользнула от него в «Халлексе»! Вот как вышла из-за решётки без суда и следствия. Обошли. Его. Чёртовы малолетки, нарушившие все возможные правила и уставы!
Харкин залпом осушил остатки пива, выкинул под ноги пластиковый стакан, развернулся на выход. Бейли будет очень рад услышать прекрасную историю любви уголовницы и офицера СБЦ.

***


— Пятьдесят!
Кольят искоса посмотрел на Лив.
— Пятьдесят тысяч ты поднял на ринге! Обогнал меня, хоть я и просрала тогда. Пятьдесят!!! — она уткнулась в его плечо, засмеялась.
— Ты же помнишь, что я обещал с тобой сделать?
Ливия усмехнулась, вышла в открывшуюся дверь лифта.
— Ни в жисть, — ответила она, лукаво глянув на дрелла, дошла до двери квартиры и прислонилась к ней спиной. — Открывай, сейчас рухну.
Кольят открыл дверь, на этот раз не стал избегать прикосновений Лив с явными намёками. Она осторожно погладила его по рассечённой брови. После боя Лив сразу же отволокла Кольята к врачу, который обработал его самые ужасные раны, замазал медигелем и выпроводил вон. Ливии повезло больше, у неё всего лишь была рассечена губа, а скулу украшал синяк.
— Ты был сегодня эмоциональным, не держащим под контролем всё и всех. Особенно себя. Знаешь, таким ты мне нравишься больше, Ботаник, — Ливия усмехнулась, покачнулась на каблуках. Кольят глянул на её нетрезвую походку, в один шаг оказался позади неё, схватил за плечи и прижал лицом к стене.
— Таким?!
— Что ты…
— Я бы посоветовал вам поставить ноги на ширину плеч, — Кольят ударил мыском ботинок по каблукам туфель, другой рукой удержал Лив за талию, — для более устойчивого положения.

Он дёрнул волосы Ливии на себя, заставил изогнуть шею, провёл по ней губами. Хватит терпеть, сдерживать себя. Почему бы не пустить всё на самотёк, как на ринге? Поддаться животным инстинктам, получить удовольствие, ощутить настоящий вкус жизни. Ливия давно изводит его, не представляя, как это мучительно — желать её и не позволять себе делать с ней всё. Абсолютно всё. В первую очередь то, о чём он думал ещё днём.

Кольят стянул резинку с волос Лив, растрепал их, погрузился лицом в их мягкость, вдохнул сладкий аромат. Почему она всегда так сладко пахнет? Дразнящее, маняще, раздражающе. Дрелл откинул пряди с плеч, припал губами к шее Лив. Она шумно выдохнула, раскрыла рот, тяжело задышала. Его губы обжигали кожу, хотелось повернуться к нему, чтобы он испепелил её поцелуем, выжег своё клеймо на её коже. Пусть будет так. Ей так хочется. Настоящего, животного, какого-то первобытного чувства. Чтобы ею обладали, подчиняли, заставляли. Она хочет видеть это в нём, она хочет сгореть в этом пламени. Сейчас. Ни минутой позже!

Ливия попыталась повернуться к Кольяту, но он прижал её к стене, укусил за мочку уха, погладил её обтянутые латексом ягодицы.
— Сними их! — почти прорычала Ливия грудным утробным голосом.
— Нет, — прошептал он ей на ухо, просунул руку меж её ног, надавил на чувствительную точку. Ливия глухо простонала, прогнула спину в пояснице, в надежде прижаться к нему. Кольят сделал шаг назад, потянул рубашку Лив вверх, снял её, провёл ладонями по голым плечам. Ливия съёжилась: мелкие чешуйки на руках дрелла возбуждали ещё сильнее. Кольят прижался к ней, одной рукой обхватив её за шею, другой надавливая на пульсирующую сквозь латекс плоть, толкнулся бёдрами вперёд. Лив охнула, надавила правой рукой на руку дрелла, подалась вперёд. Он толкнулся снова, позволяя ей ощутить всю силу его желания. Лив скуксилась, едва не захныкала, прошипела сквозь зубы, простонала с выдохом. Поняла, что это наказание за её попытки соблазнить дрелла.

Медленно стянув с неё леггинсы, Кольят развернул Ливию к себе, языком провёл влажную дорожку от шеи до груди, слегка прикусил проступившие под тонкой майкой соски. Ливия, оказывается, была без лифа. Она выгнула спину, обняла его за голову, притянула к себе, жадно поцеловала, губами хватая его горячий язык и ощущая сладкий вкус яда.

— Я больше не могу, — прошептала она, опустив руку к его паху, пытаясь расстегнуть ремень.
— Можешь.
Кольят снял с себя рубашку, подхватил концы майки, медленно потянул её вверх. Ливия облизнула губы, любуясь телосложением дрелла, провела ногтями по литым мышцам пресса, опустилась перед Кольятом на колени.

— Не угадала, — он перехватил её руки, уже расправившиеся с ремнём, повалил Лив на спину и звонко чмокнул её в живот. Ливия рассмеялась от этого звука и от щекотки, которой боялась до одури. Кольят продел пальцы под трусики, медленно стянул их, коснулся языком нежной кожи. Ливия затаила дыхание, тело пронзило миллионами иголок. Она выгнулась, когда влажный язык дрелла наконец коснулся возбуждённой плоти, тихо простонала. Он дразнил её, заставлял извиваться от ожидания, прерывисто дышать от получаемой награды за томление. Ливия кусала губы, сжимала кулаки, впиваясь ногтями в кожу, находясь на грани удовольствия. Кольят коснулся губами её живота, медленно скользнул языком вверх, навис над ней, тяжело дыша, едва сдерживая себя. Ливия приспустила его штаны, коснулась горячей твёрдой плоти, быстро задышала, направляя его член в своё лоно. Кольят обхватил её запястья, сжал над головой, медленно, а потом резко вошёл в неё. Ливия вскрикнула, протяжно застонала, обвила ногами его бёдра. По телу прошла волна судороги, Лив рвано поцеловала дрелла, толкнулась ему навстречу, заставляя увеличить темп. Он не спешил, несмотря на то, что хотелось взорваться мелкими осколками наслаждения прямо сейчас. Ему хотелось вкусить все ощущения, все тонкие грани прикосновений, дрожания, нетерпения. Прочувствовать так, словно он последний раз ощущает всё это. Чтобы воспоминания об этом ещё долго отзывались во всём теле.

Ливия вырвала руки из его цепкой хватки, обняла его за шею, прижала к себе, толкаясь навстречу, желая всё закончить сейчас, когда она так близка. Кольят обхватил её бёдра, придавил к полу. Тут задаёт темп он, он держит в руках её упоение, власть над ней. Ливия глубоко вздохнула, сжалась вокруг его плоти, выгнулась дугой. Ей казалось, что окружающее её пространство сейчас рассыплется искрами, её щёки пылали, разум давно вышел за пределы этой квартиры. Лив коротко вскрикнула, зажмурилась, сильно прикусила губу, ощутила металлический привкус во рту.

— Не молчи, — прошептал Кольят.

Ливия раскрыла рот, сжалась и отпустила тугой клубок всех чувств. Она громко простонала, уткнувшись в шею Кольята, впиваясь ногтями в его плечи, ещё сильнее прижимаясь и двигаясь навстречу ему. Кольят не стал сдерживать себя. Больше не мог. Он дождался, когда Лив перестанет потрясывать от экстаза, вышел из неё и излился в ладонь.

Ливия улыбалась, как дурочка, ощущая, как сводит пальцы на ногах. Зубы онемели, голова кружилась.
— Да. Таким ты мне определённо нравишься больше.
— Мы забыли про аллергию.
— А, — Лив махнула рукой. — Ну и хрен с ней. Мне больше досталось.
Кольят посмотрел на Лив, но в полумраке увидел лишь её глупую улыбку. Понятно, её накрыло. Он заправился одной рукой, встал, протянул свободную руку Лив.
— Я… Мне надо…
— Я нормально, — Лив неуверенно пошатнулась, растопырила руки, твёрдо встала на пятки. — Во, нашла её. Опору.
Кольят убедился, что Лив стоит твёрдо, зашёл в ванную. Ливия задумчиво почесала голову, подняла разбросанные вещи, тронула языком разбитую губу, поморщилась.
— Так, — она отыскала свои трусики, убедилась что перед там, где должен быть, надела их и шагнула следом за Кольятом. Он уже разглядывал ссадины на лице в зеркале.
— М-м, стой-ка.
Ливия кинула вещи на корзину, подошла к дреллу, села перед ним на туалетный столик.
— Где у тебя все эти страшные медицинские агрегаты?
— Один я уже спрятал.
— Пошляк, — Ливия мягко тронула его губы своими. — Доставай, говорю.

Кольят вынул обеззараживающую жидкость и ватные диски.
— У тебя тоже губа разбита.
— Ага, мы теперь как близнецы. Видел, какую бучу подняли на ринге? Может будем выступать в паре? Или, во! — Ливия расширила глаза, подняла указательный палец вверх. — Друг против друга будем биться!
— Мы только что это сделали там, на полу. Я победил.
— Чего это ты?
— Потому что я тебя завалил. — Ливия согласно кивнула.
— Значит счёт равный. Один-один.

Она криво улыбнулась, смочила диск в жидкости, приложила его к ссадине на щеке Кольята, дунула на неё.
— Теперь я обрабатываю тебя, — она хихикнула, поняв как двойственно это прозвучало.
— Ты давно уже это сделала, — Кольят погладил её по здоровой щеке, медленно поцеловал глаза, опустился к губам.
— М-м, почему мне кажется, что ваш медицинский агрегат надеется на продолжение фиесты? — Ливия скользнула ладонью к паху Кольята. Он не дёрнулся, как это бывало раньше. Прогресс!
— Возможно, но… — Кольят открыл ящичек, достал из него презерватив. — Не без этого.
— Ну какой же ты сложный! — она ткнула его кулаком в плечо, прижалась к нему лбом.
— Лив, — Кольят понимал, что вопрос, который он хочет задать может испортить всё, но он должен знать. — Что между нами происходит?
— Сложности, — сразу же ответила она, подняла голову и посмотрела на него пьяным взглядом. — Если ты будешь задавать такие вопросы, у нас будут сложности.
— Чего ты… боишься? Или что? Я пытаюсь понять тебя.

— У-у, без бутылки не поймёшь.
— Лив, — он взял её лицо в ладони, заставил смотреть на него. — Я не хочу однажды оказаться под завалом своих чувств, поэтому мне нужно знать, что-то, что нас объединяет не просто секс на полу.
— Ещё в постели был.
— Я серьёзно, Лив!
— Господи! Ну зачем вот это всё? Зачем усложнять, искать ответы на то, что и так понятно?! — она открыто заглянула в его глаза. Заметила, что они, оказывается, очень тёмного зелёного цвета. Как странно, она никогда не придавала значение цвету глаз, а сейчас они почему-то очаровали её. Может, она слишком пьяна, или это всё действие яда? — Я никогда не выясняю отношения, ясно? Я не задаю вопросов типа: «А мы теперь пара? Мы встречаемся или трахаемся?» Я пускаю это на самотёк, потому что нельзя сразу понять, хочешь ты быть с тем-то или тем. Я не люблю конкретику. Мне нравится спонтанность. И то, что наши отношения завязались именно на спонтанности, мне нравится ещё больше. Поэтому не задавай больше подобных вопросов, ок? Они ни к чему, правда. Зачем?

Ни да, ни нет. Её ответ стал появлением новых вопросов. Более серьёзных, без отмазок, без нелепости. Но что он ожидал от пьяной, да ещё и под действием его яда, девушки?

— Я просто хочу быть уверен хоть в чём-то, — Кольят опустил голову. Вот она — плата за его требование правды. Как всегда, больно и неприятно.
Ливия подняла его голову, погладила большим пальцем по его губам.
— Я уверена в том, что дважды с теми, кто мне отвратителен и никак не привлекает, не трахаюсь. А такого не было ни в первый раз, ни тем более сейчас. Так что выкинь из своей головы дуристику и отнеси меня в кровать. У меня ноги затекли. Эй, — она повернула его голову к себе, когда Кольят попытался уйти от её взгляда. — Я серьёзно. Мне очень хочется продолжить вчерашние обнимашки. Ты невероятно горячий по ночам.
— Угу. В обоих смыслах, я так понимаю?
— Вот видишь, схватываешь на лету. Это я и люблю.

Ливия обильно смазала раны Кольята медигелем, пощупала его нос. Кольят сказал, что доктор на ринге сразу заметил бы перелом, как и сам Кольят. Ливия нежно поцеловала его в кончик носа, обвила дрелла руками. Он подхватил её под бёдра и отнёс в кровать.
— Не, не, — она схватила его за руку, когда Кольят решил отойти от кровати. — Не уходи.
— Тебе нужен крем.
— Нормально всё, — она похлопала рядом с собой. — Вались, иначе тебя завалю я.
— Ну, попробуй, — вздохнул Кольят, ощутив, как он устал за сегодняшний вечер.

Ливия кинулась ему на шею, повалила на подушки, умилилась появившейся на его губах слабой улыбке, положила голову ему на грудь. Кольят обнял её за плечи, прикрыл глаза. Ливия хохотнула, отмахнулась, мол всё нормально, сильнее прижалась к его груди.
Пустить отношения на самотёк? Разве можно так относиться к отношениям в целом? К тому, кто тебе не безразличен. Вряд ли он услышит чёткий ответ от Лив, но, быть может, ей это так же сложно сказать, как ему — каждый раз слышать правду? Он не должен поддаваться панике, сомневаться в себе. Почему он не мог привлечь внимание Лив? Разве на это есть весомые причины помимо того, что он дрелл?
Кольят вздохнул. Причин много, и именно для Лив они весомые. То, что она использует его в своих целях, он узнает слишком поздно, если оно так и есть. Не стоит поддаваться этой красивой иллюзии, верить слишком глубоко в искренность чувств, если они существуют. Пустить на самотёк. Нет ничего проще. Не придираться, не требовать, мириться с фактами и пытаться не испытывать привязанности. Любви? Обойтись без романтического фарса, свиданий, признаний, подарков. Так просто всё это соблюдать в отношениях, которые под запретом, которых не должно было быть. Которые с самого их зарождения построились на неустойчивом фундаменте. Нельзя поддаваться тому, что приведёт к сложностям.

Нельзя.
Но уже поздно.
____________________________________________
* Мне пофигу

Треклист к главе
Eve Ft. Gwen Stefani - Let me blow your mind
Scooter - How Much Is The Fish
Scooter – Fire
The Prodigy–The Day Is My Enemy
Scooter - Army Of Hardcore
Joi – Lick

@темы: AU, ООС, ОС, фанфикшн и ориджинал!, Кольят/Ливия