Maar Krios

Бета-редактор: shtuchka_o
Основные персонажи: Кольят Криос, м!Шепард, Тейн Криос, ф!Шепард
Пэйринг: Кольят Криос/ОЖП; ж!Шепард/Тейн; Ирика/Маар
Рейтинг: NC-17
Жанры: Романтика, Драма, Фантастика, Детектив, Экшн (action), Психология, Философия, Повседневность, PWP, Hurt/comfort, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Нехронологическое повествование, Ксенофилия
Размер: планируется Макси
Статус: в процессе
Некоторые главы и отдельные фрагменты написаны при содействии Darr Vader


31 мая 00:20
СБЦ

— Я изучил дела, и в общем, вот.
Ричард положил перед ним датапад с фотографией.
— Что это? — спросил Кольят.
— Стилет. Длинный тонкий нож. Я думаю, именно стилетом были убиты все трое, а входные и выходные ранения лишь доказывают это.
Кольят пролистал изображения с кинжалом. Идеальное оружие. Почему он сразу про него не подумал? Видимо, из-за Лив. Из-за желания оградить её от всего этого и наладить отношения после вчерашней ссоры.
— Я хотел извиниться за вчерашнее, — пролепетал Ричард, начиная краснеть. — Если ты не захочешь вести это дело со мной, я пойму…
— Рич, то, что было вчера, было вчера. Сегодня у нас есть работа, — Кольят передал ему рентгеновские снимки. — Обрати внимание на края глазниц.
— А если я просто буду общаться с Лив, как с другом? — Джефферсон умоляюще посмотрел на дрелла, словно спрашивая разрешения. Как с другом, как же.
— Это всё равно, что судье общаться с подсудимым. Снимки, Ричард.
Парень раздосадовано поморщился и глянул на снимки.
— Какой смысл в том, чтобы забрать кровь и оставить нетронутыми другие органы? — Ричард покрутил снимки в руке, пытаясь понять, где лево, где право.
— Чтобы запутать нас. Чтобы мы обратили на это внимание, и пошли в другом направлении. У Оливии половина органов заменены на донорские или имплантаты после крупной аварии несколько лет назад. И, подозреваю, убийца знал об этом.
— Мало того, что её убили, поиздевались над трупом, так ещё эти отметины на глазницах, — Ричард приблизил снимки к носу. — Как здесь вообще что-то можно понять? Это вот что? — он ткнул в тёмное пятно между глаз.
— В заключении написано гайморит. Ты видишь, в каком они порядке нанесены? На левой глазнице три отметины сверху, на правой — две наверху, пять внизу. Если взять в расчёт чтение слева направо, то можно получить комбинацию цифр.
— 325? 523? Крути, как хочешь. Что это значит? Чей-то номер квартиры или дока? Или, например 3:25 — время, или 25 марта, 23 мая, господи! — Ричард отложил снимки и подался вперёд. — Это заговор или что-то вроде того? — тихо предположил он.
Кольят напрягся.
— С чего ты взял, что заговор?

Джефферсон выдохнул.
— Ну, стилет ассоциируется у меня только с заговором. Им в старину пользовались наёмные убийцы, заговорщики, его легко спрятать или замаскировать. Правда, на Цитадели уже нет тех, кто торгует холодным оружием или мы об этом не знаем, а пронести его через охрану не так просто. И убитые так или иначе были приближены к сферам политической деятельности, кроме Фабри.
— И как бы ты пронёс стилет на станцию? — Криос нахмурился. Что-то быстро парень раскусил связь убитых друг с другом. Он говорит, что служба в СБЦ не его дело, отвечал на вопросы наугад, не вникая в их суть. Протолкнул его сюда отец, который всю жизнь отмазывал преступников. И его маниакальная страсть к Лив… Что-то много совпадений. Проверял ли его Бейли?
— Ну-у… Прислал бы в посылке кому-нибудь, своим подельникам. Или внутри ящика с продуктами, мебелью.
— А что насчёт логова? Где бы оно было?
— В Президиуме, — тут же ответил Ричард, абсолютно ничего не подозревая. — Никто не станет искать меня здесь, потому что это самый охраняемый и фиксируемый район.
— И, тем не менее, труп нашли лежащим практически перед камерами.
— Значит, на станции крот. Или в СБЦ.

Ричард крутанулся на стуле Харкина, уставился в потолок. Кольят нахмурился ещё больше. Отвечает так, будто знает какие вопросы будут поставлены. Криос вывел изображение стилета в виде голограммы и добавил его на голограммную схему, задумался. Ричард хотел быть актёром, возможно, даже проходил пробы. Ему не составит труда разыграть глупенького романтика, которого не заподозришь ни в чём. Да и быстро он ответил на вопросы. Пару дней назад, он не знал с чего начинать расследование, а теперь ведёт себя так, будто уже что-то нащупал.

Если Ричард стал так хорошо подкован в следовательских делах, пусть ответит на главный вопрос.
— Перед тобой три дела. Все трое были убиты стилетом. Можешь составить портрет убийцы?
Ричард поджал губы, погримасничал, глянул на фотографии убитых.
— Это маньяк. Я даже не буду называть его серийным убийцей, потому что он самый настоящий маньяк. Я бы прозвал его «Коллекционером» за то, что у жертв он берёт что-то одно. Язык, глаза, кровь. По методу убийства он организован — нет следов, улик, свидетелей, а вот по мотиву… Оденат — турианец. Фабри — итальянец. Оливия — полукровка, её мать японка, отец канадец. Наш убийца возможно «миссионер», не терпит другие виды и расы. Это всё, что я могу сказать.
— А сам способ убийств? Близкое расстояние, — подсказал Кольят и тут же ответил: — Все трое знали своего убийцу, — он развернул на голограмме фотографии. — Удар нанесён спереди, с очень близкого расстояния. Ширина входных ранений не больше сантиметра у всех. Кому можно безоговорочно доверять, чтобы подпустить к себе на расстояние ладони?
— Бармену, — ляпнул Ричи. Кольят снисходительно глянул на него. — Приходят в бар, напиваются и выкладывают всю свою жизнь. Или парикмахеру. Пока им причёску наводят, тоже слово за слово… О! Я недавно был в парикмахерской, так одна дама готова была рассказать, как долго и в каких позах её бывший…
— Ричард!
— Да, прости! Дантисту. Мой мне жизнь спас. Ночью зуб разболелся, жуть! Пришлось бежать к дежурному врачу, — Ричард цокнул языком и призадумался — Кстати, это было в ту ночь, когда убили Оливию, — он вытаращился на Кольята, словно говоря, смотри, у меня есть алиби.
— Дантист, — промолвил Кольят, уловив посыл. Ричард кивнул головой и замер.
— Точно! — Джефферсон соскочил со стула. — Врач, коп, пожарник — им всем доверяют безоговорочно! Обслуга, ремонтники разные, даже разносчик пиццы! Отдаёшь такой ему деньги за горячую пиццу, а в ответ стилет в ухо!

Ливия говорила о внедрении в СБЦ, могло ли оно уже произойти? Но как это проверить? У Кольята нет такого доступа, просить у Бейли… Капитан слабо верит в заговор, если он вообще существует. Эти три убийства показывали только одну связь: все работали в сфере политики и информационной безопасности. Оденат имел допуск к оформлению пропусков в посольство, Оливия, скорей всего тоже, а сам Фабри вообще непосредственно начальствовал в отделе информационной безопасности. Что если эти трое и были теми личностями, с помощью которых проникновение уже осуществилось и их убрали, как ненужных свидетелей?

— Рич. — Джефферсон оторвался от разглядывания рентгеновских снимков. — Мне нужно подумать кое-над чем, не мог бы ты…
— Свалить? Пф-ф, да не вопрос. Кстати, в заключении указано, что края ран не ровные. Их убили тупым стилетом. А у Фабри вообще были найдены частички… как её, а вот, — Ричард зачитал: «… Мелкая крошка, зелёного цвета, предположительно от драгоценного камня».
— Декоративный стилет?
— Тогда его и проносить сюда не нужно было. В антикварном магазине такие до сих пор продают. С брюликами, камушками, не оружие, а произведение искусства. Порезаться невозможно, а вот заколоть…
— Спасибо, Ричи, — Кольят убрал снимки, закрыл голограмму. Указания Ричарда ещё больше наводили дрелла на мысль, что Джефферсон в этом может быть замешан. Бейли пошлёт Кольята куда подальше, если он попросит проверить Ричарда и всех троих. Точные данные Кольят мог узнать только у Джейн.
Он покрутился на стуле, обратил внимание на хихикающего Ричарда, ведущего бурную переписку с кем-то. Ричард краснел, кусал губы и быстро набирал сообщения. Кольят встал, подошёл к парню, который и вовсе не заметил его приближения.
— Рич?
Вместо ответа Джефферсон только выпучил на него глаза и покраснел ещё больше.
— Д-да?
— Ты не мог бы найти в реестре помещения с комбинацией номеров из цифр 3, 2, 5?
— Это с теми, что мы нашли?
— Именно. Хочу проверить их.
— Ага, хорошо.

Кольят вернулся на своё место, посмотрел на часы, глянул на подошедшего к кофейному автомату Ричарда. Нужно дождаться ухода Бейли, чтобы он смог связаться с Джейн за пределами отделения. Вести какие-либо разговоры тут становится опасно.
Терминал Джефферсона мигнул экраном, возвещая о новом сообщении. Юноша, стоящий у кофейного автомата, так спешно кинулся к своему столу, что расплескал кофе. Прошло почти два часа с его последнего сообщения Ливии. Он убеждал себя, что девушка просто занята и не избегает его, но дико волновался. Наверняка, Ричард не первый, кто добивается её внимания. Её, возможно, уже утомили все эти клиенты, ухажеры… Ричард снова глупо хихикнул на пришедшее новое сообщение.

От кого: Ливия
Кому: Р. Джефферсон
Тема: Приглашение
Я пока занята на этой неделе. Как только я освобожусь, ты узнаешь первым, и мы куда-нибудь сходим

Очень занятая Ливия

От кого. Р. Джефферсон
Кому: Ливия
Тема: Приглашение

Очень буду ждать твоего сообщения!

Счастливый идиот Ричард


Кольят сощурился, сделал Ричи замечание и напомнил о поиске. Рич стушевался, извинился, сказал, что сию же секунду всё выполнит. Кольят откинулся на спинку стула, ощущая себя, по меньшей мере, боссом.

***

Едва Бейли покинул отделение, дрелл оставил распоряжение Ричарду, чтобы тот висел на связи, если Кольяту что-то понадобится уточнить, и вышел из участка.
Кольят выбросил бумажный стаканчик в урну, отошёл от кафе. Он долго собирался с мыслями, придумывая целую речь, перед тем как связаться с Джейн. Сейчас последует вереница вопросов о жизни, о девушках и почему он, такая редиска, связывается с ней исключительно по делу.

— Ага, — ответили на том конце связи. — Нарисовался, хрен сотрёшь.
— Я тоже рад тебя слышать, Джейн.
— Дай угадаю, тебе что-то нужно?
— Да. Пригласить тебя на ужин на Цитадель.
Джейн молчала долго. Кольят тоже.
— Всё-таки что-то нужно, — в итоге ответила Шепард.
— Джейн, если бы у меня была та информация, что есть у тебя, я бы не приставал.
— И не звонил, нет уж. Знаешь, как говорится, вечером деньги, утром стулья.
— Это как?
— Сперва ужин, потом информация.
— Джейн, мне очень срочно нужна инфа. Это вопрос жизни и смерти, — Кольят тяжело вздохнул, сделал долгую паузу. — Я веду дело, в котором вопросов больше, чем ответов и мне важно знать кое-что.
— Слышу, совсем всё худо?
— Я бы хотел сказать нет, — Кольят осмотрелся по сторонам. — Точнее, я ещё не знаю. Мне нужны данные, чтобы понять, с чем я имею дело.
— Кольят, — он услышал нотки беспокойства в её голосе, — будь осторожен. Иногда лучше не знать, сам понимаешь.
— У меня не та профессия, Джейн, поэтому… Я могу надеяться на твою помощь?
— Не думай, что я забыла про обещанный ужин!
— Думаю, на следующей неделе. Я сообщу.
— Не угадал, я сама тебе сообщу. Будь осторожен.
— Обязательно, — Кольят отключился. Осторожным при его-то роде деятельности? Пусть он не на Омеге, но и Цитадель далеко не зелёный луг с ромашками и бабочками.

Кольят вернулся в кафе, заказал ещё кофе, отправил запрос Джейн и уткнулся в датапад с планами помещений, что ему скинул Ричард. 5:23* и 5:35 боксы были заняты торговыми точками. 2:52 и 2:53 — ещё предстояло проверить. По плану там находились складские помещения, а вот 3:25 был ещё более привлекательным, потому как пустовал уже несколько лет. Кольят отключил датапад, пригубил кофе и замер со стаканчиком у губ. Мимо кафе прошёл человек, которого на Цитадели быть никак не должно. Он нервно обернулся, потирая руки, и продолжил путь. Кольят не допил кофе, спешно вышел из кафе. Мужчина шёл быстро, озираясь по сторонам, потирая то шею, то руки. Кольят прижался ближе к стене, чтобы при возможном обнаружении можно было спрятаться за выступами. Тот, в ком Кольят опознал Альваро Янга, резко остановился. Кольят остановился вместе с ним, шагнул назад и скрылся за кадкой с цветами. Янг долго что-то выглядывал на потолке, бормотал под нос, так же резко начал движение к стоянке аэрокаров. Укрывшись за колонной, Кольят выглянул. Янг смотрел вверх, бормотал и нетерпеливо топтался на месте. В подлетевший аэрокар не спешил садиться. Обернулся, словно ждал слежки, хлопнул себя по лбу, проворчал и, сев в такси, отлетел. Кольят выпрыгнул из укрытия, практически оттолкнул от освободившегося аэрокара людей и сел в него сам. Если он не ошибался, то следовать стоило за третьим в ряду аэрокаром.

— Ричи, зайди в архивные дела с моего терминала, я дам пароль. Найди мне информацию по Альваро Янг. Срочно!
Внутреннее кольцо было относительно свободным в такое время. Аэрокар Альваро петлял между другими аэрокарами, создавал аварийные ситуации. Внезапно резко повернул вправо, в поворот, который не видно, если не знать, где он. Кольят сдержанно ругнулся. Придётся дать крюк, чтобы вернуться сюда.

— Кольят, ты там?
— Что у тебя?
— Ну… Тебе всё досье зачитать? Статей тут много.
— Мне нужно только знать, когда он освободился?
— А-а… Сейчас. Так. Нарушение правил вождения, хранение и распространение запрещённых веществ… Ого, героин? Его ещё употребляют?
— Ричард, ближе к делу!
— Да-да, что ж так много-то всего! Вот, нашёл! Э-э… Кольят… А по какой статье?
— Хранение и распространение. Его посадили в 2194 году. Точнее, я посадил.
— Э-э… У меня для тебя плохие новости. Выпущен за недостаточностью улик в том же 94, практически сразу же.
— Как это за недостаточностью?! — Кольят едва не влетел во внезапно притормозивший аэрокар. — Да кто вам права-то даёт? — рявкнул он в окно. — Кто выпустил его, какой судья, номер постановления? Пробить сможешь?
— У меня вторая плохая новость. Этого ничего нет.
Кольят выругался не сдерживаясь.
— Помощь нужна?
— Будь на связи.

Он вернулся к повороту, в котором скрылся Янг, медленно подлетел на пустую площадку выше мойки аэрокаров, как гласила табличка рядом с открытыми воротами. Кольят выбрался из аэрокара, огляделся. Площадка уходила за угол, заканчиваясь тупиком. Кольят разглядел лестницу на стене, идущую наверх и вниз, взобрался по ней и упёрся в закрытый люк. Скорей всего он открывался только с одной стороны. Он спустился к воротам мойки. Никаких опознавательных знаков на внутреннем кольце о том, что тут есть аэромойка, Кольят не заметил. Зато увидел на противоположной стене номер «3:25». Он прислушался. С мойки не раздавалось никаких голосов, только звук работающего моечного аппарата.

Кольят шёпотом вызвал Ричарда.
— Я ухожу в тишину. На всякий случай, я нахожусь в 325 боксе, здесь моечная станция.
— Так в реестре же нет ничего про неё!
— Вот это я и выясню. Конец связи.

Медленно зайдя в помещение, Кольят остановился возле окна моечного отдела. Аэрокар обрабатывался пеной автоматически. Янга видно не было. Кольят прошёл дальше, прижался к стене, осторожно выглянул из-за угла. Янг стоял к нему спиной, всё пытаясь что-то увидеть на потолке. Кольят медленно вытащил пистолет из кобуры. Янг не убийца, но конченный наркоман. Все его взгляды в потолок и бормотание не сулили ничего хорошего.
Кольят выставил пистолет перед собой:
— Медленно повернись, Янг.

Альваро дёрнул головой, повернулся, нервно заморгал, увидев Кольята, но руки поднимать в сдающемся жесте не стал из-за их занятости коробочкой с едой.
— Криос?!
Он был удивлён, да, но даже удивление и испуг не сделали его глаза менее стеклянными. Янг был под кайфом, как обычно.
— Что ты здесь делаешь, Янг? Почему тебя освободили? Как попал на Цитадель?
— Как и все, через КПП, — он в наглую подцепил вилкой тёртую морковку и отправил в рот. — Работаю я тут.
— Как ты можешь тут работать, если я отправил тебя за решётку?
— Ты это, пистолет-то опусти. Мне как-то неловко, право слово.

Кольят внимательно посмотрел на него. Обдолбан, но вполне соображает. Странно даже. Обычно под наркотиками Янг находился в более упоротом состоянии. Дрелл опустил пистолет, убрал в кобуру, но застёгивать её не стал.
— Я наблюдаю за тобой, Янг. Без глупостей.
— Ну, конечно, мне аж самому неловко, что так всё… Вот.
Он вытащил ещё морковки и быстро заглотил.
— А теперь по порядку. Почему тебя освободили, что ты делаешь здесь, и кто стоит за подделкой судебных документов?
— Вот чего не знаю, того не знаю, — Янг вытер губы тыльной стороной руки. — Я, знаешь ли, не стал спрашивать, чего это вдруг меня выпускают через неделю после суда, а не спустя десять лет. Не дурак, знаешь ли.
— Я знаю, что здесь не должно быть тебя и этой мойки! — Кольят оскалился, шагнул к нему. Янг в ужасе отпрянул.
— Да я что, я разве могу быть в курсе, как у вас эти бюрократические дела вершатся? Сказали, что я не виноват, так оно так и есть! Я ведь ту дурь впервые в жизни видел, когда ты взял меня!
— За дурака меня не держи, Янг. Тебе с лихвой хватило бы этих десяти лет за распространение всех твоих партий, а не только за «Озон». Ты на нём сидишь сейчас? Я вижу, что ты под кайфом, не отрицай.
— Нервишки у меня шалят, Криос, с тех пор как твой дружок подстрелил меня. Вот и сижу на таблетках, оттого такой, — Янг дёрнул головой, промахнулся вилкой мимо рта. — Я здесь законно, ничем противоестественным не занимаюсь, дело вот своё открыл.
— В реестре нет записи о мойке.
— Это не моя проблема. Я все документы подавал, всё чин чинарём. Проверять будешь?

Кольят медленно осматривал помещение и не упускал из виду Янга. Всё было слишком явно и странно. Мойка, о которой нет записи в реестре, цифры на стене, не какие-либо, а именно по количеству отметин на глазницах Оливии, под ногтями которой было найдено мыльное вещество, применяющееся на мойках аэрокаров. Слишком странное и очевидное совпадение. И всё бы складывалось, да составлялось, если бы за Янгом числилось хотя бы одно нападение или попытка убийства. Он был наркоманом, придурком, но никак не убийцей.
Кольят заметил, как Янг снова дёрнул головой, уставился в потолок. Нет, таблетки от нервов не дают такого эффекта, а «Озон» теперь был слишком неправдоподобным, чтобы верить в то, что кто-то ещё употребляет его.

— В чём дело, Янг? Ты постоянно смотришь на потолок. Уж не Бога ли ты там ищешь?
С лица Янга мгновенно слетела маска придурковатости. Его пальцы вцепились в вилку, глаза недобро заблестели. Кольят отшагнул, потянулся к пистолету. Быть того не может! «Озон» на Цитадели? Снова?!

Бывший когда-то давно психотропным препаратом, использовавшийся в лечении психических больных, «Озон» плавно перекочевал в список запрещённых веществ, когда его начали употреблять не по назначению. Своё название наркотик взял от характерного запаха озона и из-за поведения сидящих на нём людей. Они слышали голоса сверху, всё время смотрели в небо, будто искали ответы там. Те, кто видел такое поведение, не редко подшучивали над зависимыми, спрашивая: «Ищешь ответы на небе у Бога?», ведь по представлениям некоторых верующих их Бог жил именно там, за пределами озонового слоя. Реакция на подобные вопросы была у всех одинаковой: зависимые оскорблялись подобным вопрошанием, считая всех вокруг богохульниками. Зависимые под воздействием галлюциногена были чрезвычайно внушаемы, другими словами, становились программированы на действия и слова, не свойственные им. С помощью такого действия, больных программировали на нормальную жизнь, но когда лекарство вышло за пределы клиник, «Озон» официально стал запрещённым веществом.

Приём «Озона» так же вызывал необычное эмоциональное состояние, сравнимое с чувством религиозного откровения. К этому состоянию и приписывался «взгляд в небо» в поисках ответов, открытий в больном воображении. Такое поведение составляло полбеды, в то время как симптомы частого и долгого употребления «Озона» были ужасающими. С течением долгого времени зависимый начинал видеть и буквально жить в наводящими на него страх, видениях, что в большинстве случаев заканчивалось самоубийствами и в редких случаях убийствами.

Кольят застал «Озон», когда его популярность на Цитадели сходила на нет, но жертв от наркотика он всё же видел. Зависимые убивали себя, пытаясь вырвать из рук вены, в которых по их галлюциногенным представлениям ползали черви. Другие убивали тех, кто казался им монстром, чудищем, готовым сожрать их. При любых обстоятельствах жертвы выглядели так, будто только-только вырвались из девяти кругов ада: окровавленные, растерзанные сами собой или другими, с ужасающими ожогами и следами от членовредительства.

Реакция Янга на такой, казалось бы, простой вопрос, настораживала Кольята.
— Документы, — отчуждённым голосом произнёс Альваро. — Смотреть. Будешь?
— Без лишний движений, Янг, — предупредил его Кольят, положив руку на кобуру. Янг развернулся на пятках, зашёл в подсобное помещение, вышел оттуда с папкой. Отдав её дреллу, сделал три шага назад, опёрся на стену и продолжил свою трапезу, не отрывая стеклянных глаз от Кольята.

Кольят вызвал Ричарда, запросил проверить Янга на наличие преступлений с момента его выхода из тюрьмы. Ричард ответил, что Янг, ко всеобщему удивлению, ни к чему не привлекался, даже наоборот. Некоторое время работал на копов на Земле, внедрялся в наркопритоны, раскрывал маршруты поставок наркотиков. Идеальное перевоплощение бывшего барыги в прекрасного, законопослушного гражданина. И, тем не менее, Кольят ощущал в чём-то подвох. Взять его действительно было не за что, а за самоуправство по причине интуиции Кольята по голове не погладят.

Кольят пробил регистрационные номера документов. Всё было в порядке. Осторожничая, Кольят вернул папку Янгу, пожелал хорошего вечера и, пятясь, вышел из помещения. Он завернул в тупик, прижался к стене и выдохнул. Его мелко потряхивало. Все наркоманы представляли опасность, но озоновые были чрезвычайно опасны как для себя, так и для других. Стоит ли сообщить об этом Бейли? «Чего ради ты туда попёрся?» — сразу же спросит он. Но у Кольята достаточно оснований полагать, что и поведение и внезапное освобождение Янга взаимосвязаны. Стоит дождаться, когда он покинет мойку и проследить за ним. Возможно, он приведёт к тому, кто снова открыл озоновое дело. А быть может не приведёт никуда, но у Кольята будет больше возможностей наблюдать за его поведением.

Кольят собрался вызвать Ричарда, но звук открывающегося сверху люка отвлёк его. Он выхватил пистолет, направил на спускающегося сверху человека.
— Не двигайся, — тихо произнёс он, когда незнакомец оказался внизу.
Фигура замерла, испуганно вдохнула, подняла руки и повернулась. Кольят разглядел азари в форме СБЦ.
— Кто ты? Что делаешь тут?
— Эрзалин Лави, старший лейтенант отдела информационной безопасности Цитадели.
— Документы есть?
Азари вытащила из кармана карточку, протянула её трясущейся рукой. Кольят провёл картой над омни-инструментом, ещё долго смотрел на данные, определяющие сотрудника СБЦ, вернул карточку азари.
— Как ты здесь оказалась?
— Через коммуникационный коридор, — заикаясь, ответила она. — Он идёт по всей Цитадели, лишь перекрыт блокирующими панелями.
— И как же ты их открыла? — Кольят ещё держал её на мушке. Слишком это всё подозрительно.
— Я… воспользовалась служебным положением и… Пожалуйста, только не сообщайте обо мне начальству, лейтенант, меня попрут с работы.
— Знаешь меня? — дрелл сощурил глаза, сильнее сжал пистолет в руках.
— Вы ведёте расследование убийства Оливии. Она… — Эрзалин судорожно вздохнула. — Она была моей подругой. Очень близкой.
— Что ты ищешь тут?
— Оливия каждый вечер заезжала на эту мойку. Она очень щепетильна в вопросах чистоты. Была…
Кольят нахмурился, опустил пистолет. Азари опустила руки, сглотнула.
— Я хочу найти того, кто её убил, офицер.
— Этим занимается убойный отдел.
— Да, который связан по рукам и ногам бюрократией. Это осложняет дело, а я могу помочь, я владею доступом…
— За превышение должностных полномочий тебя могут посадить.
— Если вы… — Кольят навёл на неё пистолет, когда она резко шагнула к нему. Азари подпрыгнула на месте, снова подняла руки. — Пожалуйста, я могу помочь вам! Оливия не заслужила такой смерти после всего перенесённого в жизни!
— И ты решила устроить самосуд?
— Нет. Я всего лишь… хочу найти что-то, что поможет делу. Я была в квартире Оливии, у меня есть ключ. Мы… — азари вздохнула. — Она была моей девушкой. Вы даже не представляете, какие у нас были планы…
Эрзалин всхлипнула. Кольят убрал пистолет в кобуру. Сложно верить кому-либо при его подозрительности и после слов Лив. Почему именно сегодня Эрзалин пришла сюда? Именно в тот момент, когда Кольят решил проследить за Янгом? Стечение обстоятельств?
Он решил дать шанс Эрзалин. Пусть расскажет, что знает, а дальше Кольят будет действовать по обстоятельствам.

— Ты сказала, что была в её квартире.
— Да, кто-то уничтожил все данные с её терминала. Оливия каждый вечер сгружала информацию с омни-инструмента на терминал, хорошо его шифровала. Я научила её. Я сразу же пришла в квартиру, едва получила известие о её смерти. Оливия… Последнее время стала какой-то скрытной. Она очень изменилась после аварии, а тут совсем ушла в затворничество. Понимаешь, очень многое и важное хранилось на её терминале. Кто-то довольно грамотный смог взломать доступ и скачать всё, что там было.
— Что именно там было?
— Точно не знаю. Расписание послов, встречи - всё, чего непосредственно касалась работа Оливии.
— Коды доступа?
— Возможно. Лив никогда не позволяла мне читать её файлы, а я никогда бы не позволила себе взломать их.
— И всё же первое правило отдела нарушила.
— Это другое. Я боюсь… Боюсь, что Оливия могла что-то натворить. Она чистюля, но каждый вечер кататься на мойку, которой нет в реестре… Я боюсь, что Лив могла снова подсесть на «Озон».
— Вскрытие не обнаружило никаких следов его действия на внутренние органы.
— То есть, на те, которые ещё настоящие? Кровь у неё выкачали зачем-то?! Не потому ли, что «Озон» снова на Цитадели?

Кольят задумался. Что, если это правда? «Озон» существует как в порошкообразном виде, так и в жидком. Но на теле Оливии не было следов от уколов, не могла же она пить его?!
— Я думаю, она пила его. Наркотик быстро впитывается через слизистую кишечника, но поскольку именно желудок и кишечник был у Лив синтетический, следов могло не оказаться.
— Почему она могла начать принимать его снова?
— Из-за потери себя? — Эрзалин пожала плечами. — Из-за потери веры в Бога?
— Она была верующей?
— Очень. Её вера пошатнулась после аварии. Тогда-то она и начала принимать «Озон». Я смогла уговорить её на терапию, как-то помочь. Она, вроде, перестала его употреблять, начала курить и выпивать… — Эрзалин подошла к углу тупика, посмотрела на ворота мойки. — Я хочу знать, правда ли она снова села на «Озон» и могла ли она в качестве платы продавать дипломатические файлы. Так что, я частично выполняю свою работу, офицер. Но больше всего я хочу знать, кто её убил. Я долго решалась на то, чтобы попасть на мойку, когда тут никого не будет. Мне повезло, что здесь оказался ты, — она повернула к нему голову, слегка улыбнулась.
— У меня были другие планы. Если Янг снова занимается распространением «Озона», я должен знать, откуда он его берёт и кому продаёт.
— Вся эта информация может быть здесь.
— Он наркоман с параноидальным синдромом. Он не будет хранить столь важную информацию на терминале.
— Но мойки нет в реестре! Мы должны её проверить! А отследить перемещение этого человека… Ну, я могу помочь с этим, — Эрзалин умоляюще посмотрела на Кольята.

В чём-то она была права. Если Оливия была убита на одной из моечных станций, то первое, что должен сделать детектив - это сузить круг поиска этих моек. И не находившаяся в реестре мойка будет в списке первым номером.
— Он недолго бывает тут. И прилетает только в это время, — азари прислонилась лбом к стене. — Ни одна мойка так не работает. Здесь что-то явно не чисто. Кто-то прилетал сюда при тебе?
— Нет.
— И я никого никогда не видела. Если бы однажды Лив не обмолвилась, что бывает в 325 боксе на мойке, я бы никогда не нашла это место.
— Эрзалин…
— Зови меня Эр. Или Лин.
— Лин, ты понимаешь, что мы сейчас хотим нарушить закон?
— Ещё один, — она усмехнулась. — Пока ты бы получал ордер на обыск, по причинам, которых ты сам не знаешь, ушла бы уйма времени. Иногда проще переступить закон и потом написать рапорт, чем упустить момент.
— Многие думают так же и становятся преступниками.
— Ты детектив, один из лучших, ты не должен вообще думать о том, что тебя накажут за незаконное вторжение в помещение, которое по официальным данным давно пустует. Ты раскрываешь убийство, тут все средства хороши.

Её бы уверенность да Кольяту. У него было стойкое ощущение, что он пытается ворваться по меньшей мере в кабинет к Паллину. Однако Эрзалин снова была права. Мойки нет в реестре, документы на неё, как и их реестровые номера, могли подделать. Освобождение Янга целиком и полностью сфабриковано, да ещё у него все признаки употребления «Озона». Если на мойке они ничего не найдут, никто и не узнает, что они тут были. Если же что-то там есть, ничего не поделаешь, втык от Бейли он в любом случае получит.

Они молча наблюдали за мойкой из-за угла, каждый думая о своём. Кольят глянул на часы. Ливия, должно быть, уже спит, так и не дождавшись связи с ним для составления фоторобота. Ричард больше не подавал голоса, наверняка нервничая из-за отсутствующей в реестре мойки и находившемся здесь Кольяте. Сам Кольят жалел о том, что у него нет с собой жучка для установки его на аэрокар Янга.
Кольят ни на минуту не отрывал взгляд от мойки, на которой по-прежнему шумел аппарат. Эрзалин сидела, откинув голову на стену и, казалось, дремала. На её руке пропищали часы, Эрзалин отключила сигнал, встала к углу тупика.
— Он всегда в это время улетает неизвестно куда и возвращается через сорок минут. Иногда через час. Нам хватит этого времени?
Кольят кивнул.
— Помещение не слишком большое для бывшего тут склада.
На мойке стихло. Эрзалин вжалась в стену. Кольят выглянул поверх головы азари. С мойки вылетел аэрокар, замер на площадке. Сработал механизм закрытия ворот, и аэрокар плавно отлетел от площадки.
— Я надеюсь, у него нет сверхзащиты на его логове, — Эрзалин осторожно вышла из-за угла, быстро приблизилась к воротам, осмотрела их, светя фонариком на омни-инструменте. — Что за чёрт? За табличкой была панель управления, её нет! Мать твою, неужели он перенёс систему управления на консоль?!
— Что это значит?

— Это значит, что без его сигнала мы не попадём на мойку! Сволочь! — Эр пнула ворота мойки.
— Если консоль выключена, он не попадёт на мойку, я правильно понимаю?
— Да.
— Значит, она постоянно включена и издаёт какой-то поток сигнала?
— Я не уверена, что смогу его найти. Конечно, ещё не все перешли на такой доступ, но всё равно. Тут рядом кольцо, на нём полно камер, здесь множество офисов, по другую сторону полно боксов со складами и контрольными панелями. Слишком много сигналов. Мы потеряем время.
— Разве он не будет самым близким по отношению к нам?
— Мне нужна частота. Чтобы найти нужную, придётся перебрать все задействованные на этом уровне.
— А выделить её и пробить как-то?
Эрзалин в смятении глянула на него.
— Ну, я могу попробовать попросить кое-кого попеременно отключать частоты, но это грозит нарушением безопасности объектов, потому что когда вырубится частота, вырубится охрана.
— Сколько нужно времени на обнаружение сигнала?
— Несколько секунд.
— Очень надеюсь, это не будет критично для всех.

Она связалась с кем-то по прозвищу Спай, долго уговаривала его на подобную афёру. В итоге он согласился, с условием абсолютной неприкосновенности к его личности, если что-то пойдёт не так. Эрзалин вопрошающе посмотрела на Кольята. Ох, и огребёт он от Бейли! Криос неуверенно кивнул. Эрзалин открыла консоль на омни-инструменте, скомандовала отключение.
— Нет, это, конечно, здорово, что на каждый уровень и на каждый десятый блок новая частота, но это так долго!
— И это говорит офицер информационной безопасности?
— Я сама не в восторге от своих поступков за последнее время, но я вынуждена так действовать. Как и ты, детектив.
Кольят нервничал как никогда в жизни.
— А разве попеременное отключение частот не привлечёт внимание СБЦ?
— Э-э, да. Но иногда бывают перебои.
— Вот такие частые и по порядку?
Эрзалин оторвалась от омни-инструмента, поморщилась.
— Значит, они будут искать хакера. Нет-нет, Спай, я гарантирую, что с тобой ничего не случится, я обещаю!

Через минуту она подскочила и вскрикнула:
— Я нашла! Спай, отключи двадцатый блок. Да, это он! Не забудь о хвостах в системе. Я должна тебе. Смотри, — она показала Кольяту схему с мигающими на ней красными точками, — вот он.
— Двадцатый блок на двадцать пятое помещение? — он подозрительно посмотрел на азари. — Можно было догадаться.
— Что? Нет. В блоках нет последовательности, к которой все привыкли. Мы находимся на нечётной стороне, и следующее 326 помещение уже двадцать второй блок и на нём уже другая частота. На этом уровне направление идёт по часовой стрелке, а вот на втором против. Иногда на двух уровнях в одном направлении, но чётная сторона другая.
Кольят мотнул головой.
— Ладно, я сделаю вид, что понял.
— Главное, что теперь мы можем попасть внутрь.
Кольят помог открыть ворота, подождал, пока Эр пролезет, протиснулся сам. Включив фонарик, он шёл прямиком в подсобное помещение.
— Лин, я нашёл тебе работу.
— Что это?
— Документы на эту мойку.
— М-м, поддельные документы, обожаю!

Эрзалин сфотографировала свидетельства, осмотрела подсобку.
— Что-то маловато помещение для склада. В реестре указан больший размер.
— Может быть так, что одно помещение в одном боксе поделено на два?
— Не-е, с этим всегда проблемы. Владельцам не выгодно пилить на части одно помещение, да и с реестровой службой тягомотина. А уж с проведением коммуникаций и того хуже. Взгляни, — она открыла план помещения на омни-инструменте. — Только не спрашивай, откуда я это взяла.
— Догадываюсь.
— Мы сейчас находимся где-то здесь, где раньше могли быть контейнеры с товаром. Ни стен, ни полов тут быть по идее не должно.
— Значит, где-то есть ещё вход.
Кольят прошёл к выходу и остановился возле моечного бокса.
— Тебе не кажется странным, что на аэромойке всего один бокс? Их всегда несколько, — спросила Эр, уловив его мысли.
— Поэтому я здесь. Моечный аппарат всё время, что Янг был здесь, работал. Для чего? Аэрокар-то один.
Кольят зашёл в моечный бокс. Эр последовала за ним, скорбно посмотрела на пол со сливными отверстиями.
— Идеальное место, чтобы кого-то тут убить. Кровь сразу же вся смоется, и следов не найдёшь.

— Если твоё предчувствие тебя не обмануло, мы можем найти что-то. Только надо понять, — Кольят прошёлся вдоль стен бокса, — где искать. Слышишь? — он прислушался. — Какой-то гул.
Кольят прижался к стене, напряг слух. Эрзалин последовала его примеру.
— Это что, холодильник гудит?!
— Похоже, но гул идёт не прямо за стеной, он… — Кольят опустился на колени, а после и вовсе распластался на полу. — Снизу. Там что-то есть.
— Как туда попасть? — Эр провела рукой по стенам. — Не нравится мне всё это. Помещение большое должно быть, а если… — Она замолчала, закусила нижнюю губу. Дрелл поднялся с пола.
— Это объясняет, почему моечный аппарат всё время работал. Он заглушал звук по ту сторону стены.
— Но где вход? — Эр ощупала все стены бокса. — Может, на его терминале есть что-то?
Они вернулись в подсобное помещение.
— Так. Придётся взламывать, — азари вопросительно посмотрела на Кольята.
— Сообщи, если найдёшь что-то. Я посмотрю в зале.

Кольят обошёл зал, шаря руками по пустым стенам. Никакого стыка, ни единого намёка на то, что где-то есть дверь. Внезапно что-то щёлкнуло за металлическим стеллажом.
— Ты слышал? — из подсобки высунулась Эрзалин. — Вот же! Надо было так спрятать.
— Что ты сделала?
— На терминале папка «Склад» была под паролем, а пароль открывает дверь. Умно и хитро.
— Что очень не похоже на Янга.
— В каком смысле?
— Какая вероятность того, что наркоман со стажем придумает конспиративный пароль от двери, заключенный в пароль от папки?
— Э-э… Не знаю, у них в голове многое происходит, чего мы не знаем.

Эрзалин помогла Кольяту отодвинуть стеллаж и охнула. За ним точно находилась приоткрытая дверь.
— У тебя оружие есть? — спросил дрелл, открывая дверь.
— У меня есть биотика. Что это за запах? Как в больнице.
Кольят вытащил пистолет, выставил вперёд. Они спустились вниз в холодное и пахнущее антисептиками помещение. В луч фонаря попали стеллажи, уставленные бутылями, вытянутыми колбами и банками с чем-то плавающим внутри.
— О, богиня! Что это за… — Эрзалин вытаращила глаза на клешнеобразную руку в банке.
— Эктродактилия, — тихо ответил Кольят и посветил на другие баночки с аномальными органами внутри. — Да здесь целая коллекция.
Лин судорожно вздохнула, приложила руку к губам.
— Ты в порядке? — спросил Кольят.
— Да, — сдавленно ответила она, и дреллу показалось, что азари стала на оттенок светлее. Азари умели краснеть, про бледность Кольят не мог сказать точно. — Что… Зачем это всё тут?
— Здесь слишком много органов, — он огляделся. — Вся Цитадель была бы усеяна трупами. Не мог же он ввозить всё это?

Кольят посветил дальше. Ряд стеллажей уходил вглубь помещения. Некоторые были пустые, другие заставлены баночками едва ли не до потолка. Эрзалин шла рядом, испуганно озираясь по сторонам и держась близко к Кольяту. Они дошли до конца подвала и упёрлись в дверь. Кольят медленно повернул ручку, распахнул дверь, выставил пистолет вперёд. Луч фонаря осветил небольшое помещение с металлическим столом в центре. Эрзалин прошла за дреллом, на расстоянии обошла операционный стол и наткнулась на металлический шкаф со стеклянными дверцами. Она медленно повернула ручку и посветила фонарём.

— Кольят…
Он подошёл к ней. Эр сдерживала рыдания, прикрыв рот рукой и светила на банку с серыми глазами.
— Это… Это её глаза!
— Ты уверена?
— Да, у неё были эти… карие крапинки. Богиня, что же…
Лин не удержалась на ногах, опустилась вниз. Кольят подхватил её, посадил на пол.
— Это… немыслимо! — она закрыла лицо руками. — Лив, моя Лив! За что? Что же она натворила? — она замолкла, увидев бутыль с тёмной жидкостью внутри. Эрзалин протянула к ней руку, схватила и посмотрела на надпись. «Оливия Уайт. 38 лет. Четвёртая отрицательная». Азари разразилась рыданиями.
— Уйдём отсюда, — Кольят попытался её поднять. — Мы увидели достаточно, надо вызывать СОГ.
— А если он сбежит? Если уничтожит всё здесь? — она встала, но ватные ноги не слушались, и Эр повисла на Кольяте.
— Мы перекроем Цитадель, объявим Янга в розыск. Он никуда не денется. Пойдём.

Азари вытерла лицо, заметила в углу большие пластиковые бочки. Эрзалин толкнула Кольята в бок и указала на надпись на бочке.
— Что это?
— Химическая формула хлорной кислоты, — Кольят подошёл к бочкам, осторожно открыл крышку одной из них и увидел белую густую субстанцию. — Но здесь не она. Это… — он осторожно потянул запах носом, осмотрелся в поисках чего-нибудь длинного. — Подай вон ту трубку. — Он опустил трубку в бочку. — Это белок из чанов хранителей.
— Зачем он здесь? — прошептала Эр. Кольят закрыл бочку, прислушался. ему показалось, что вдалеке сработал механизм ворот.
— Белок хранителей разлагает органику.
— Трупы?!
— И их тоже. Но тогда почему он не избавился от тела Оливии?
В помещении за дверью послышались тяжёлые шаги. Кольят и Эр замерли.
— Чёрт, он увидит, что мы нашли его тайник!
— Ему же хуже, — Кольят посветил на угол за бочками. — Тут есть место, можем укрыться.

Эр вжалась в угол, когда в подвале зажёгся свет. Послышалась насвистываемая песенка, вскоре перед ними оказался Янг. Он прошёл к операционному столу, положил на него пластиковый пакет, взял с полки пустую большую банку и флакон с формалином, развернулся к шкафу, в котором нашли глаза и кровь Оливии, замер. Кольят медленно вышел из укрытия, взял на мушку Янга.
— Повернись, Янг. Медленно.
Мужчина поднял голову вверх, резко развернулся и нацелился пистолетом в Кольята.
— Опусти его! — Янг начал что-то бормотать. — Опусти, я сказал!
— Не убоишься внезапного страха и пагубы от нечестивых, когда она придёт*.

— Кто, Янг? Кто покрывает тебя? Кто на самом деле убил Оливию? Фабри, Одената? Кто стоит за этим?
— Они сами себя убили. Они пошли против воли. Я был избран, чтобы очистить их тела от скверны.
— Ты убил их?
— А кто неправо поступит, тот получит по своей неправде, у Него нет лицеприятия*.
— О чём ты, Янг?
— Ибо ужасное, чего я ужасался, то и постигло меня; и чего я боялся, то и пришло ко мне*. И если дом разделится сам в себе, не может устоять дом тот*, — он направил дуло пистолета к своему виску. — Стих третий, строка двадцать пятая.
— Янг, сто…
Раздался выстрел. Эрзалин, наблюдавшая за всем из укрытия, вытошнило. Кольят опустил пистолет, вздохнул, отшатнулся к стене.
— Стих третий, строка двадцать пять, — Эрзалин вышла из-за бочек. — Лив… Она постоянно бормотала это. Три двадцать пять, три двадцать пять. Проклятье, куда она влезла?!

Кольят провёл рукой по лицу, убрал пистолет в кобуру, подошёл к столу с пластиковым пакетом на нём. Поколебавшись, дрелл медленно развернул узел на пакете, расправил его. Посреди стола лежала отрубленная голова начальника реестровой службы. Эрзалин снова вытошнило.


@темы: AU, ООС, ОС, фанфикшн и ориджинал!, Кольят/Ливия