19:50 

Наркотик. Глава 8. Fire and Cold

Maar Krios

Бета-редактор: shtuchka_o
Основные персонажи: Кольят Криос, м!Шепард, Тейн Криос, ф!Шепард
Пэйринг: Кольят Криос/ОЖП; ж!Шепард/Тейн; Ирика/Маар
Рейтинг: NC-17
Жанры: Романтика, Драма, Фантастика, Детектив, Экшн (action), Психология, Философия, Повседневность, PWP, Hurt/comfort, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Нехронологическое повествование, Ксенофилия
Размер: планируется Макси
Статус: в процессе
Некоторые главы и отдельные фрагменты написаны при содействии Darr Vader


Участок СБЦ, 12:15

Он постукивал ногтем по краю клавиатуры и кусал кончик карандаша, вглядываясь в результаты вскрытия Оливии Уайт — утренней жертвы. Перед смертью её обескровили и, по заключению медэксперта, очень умело. В отличие от крови, которая могла пойти как на чёрный рынок, так и для транспланталогии, глаза были выколоты, а на кости глазниц нарочито оставлены зазубрены. Для чего и зачем? Кольят скинул данные крови по зашифрованному каналу Шепард. Она часто помогала ему в подобных делах, особенно когда у людей воровали почки или ту же самую кровь. Но юноша сомневался, что причиной убийства стала редкая кровь. Оливия работала у посла человечества, она могла что-то узнать, увидеть — что и привело её к гибели.

Кольят разложил перед собой три папки. Предыдущие два убийства так и не были раскрыты. Эти дела велись другими участками, но на запрос Кольята ответили положительно и выдали всю документацию. Никто не хотел возиться с «висяками». Никаких улик, отпечатков, записей на камерах. Все тела были найдены в «слепых зонах» — местах, где нет камер. Таких, как, например, тупик между кафе и прачечной в 633 блоке. Никому не интересно, что происходит около мусорных контейнеров. Всё время до получения результатов экспертизы Кольят провёл за рассматриванием записей с камер. В самих тупиках камер нет, но по дороге к ним несколько штук всё же нашлись. Однако и это не помогло делу. По приблизительным часам смертей, никто не заходил и не выходил из тупиков. В деле с Оливией было ещё сложнее. Её убили в другом месте, но невозможно не засветиться хотя бы на одной камере, перенося тело!

Кольят устало провёл рукой по лицу и отправил Джейн ещё один запрос на карту размещения ходов хранителей. Кому, как не ему, знать, как глубоко и в каких неожиданных местах могут они проходить. Дрелл собрал папки, неспешно направился к кабинету Бейли, обдумывая, что сказать капитану. Бейли — мужик честный и неглупый, но если так просто вывалить на него версию заговора, он только махнёт рукой. Слишком уж нереально это звучит — свержение азарийского посла. Прямо как в новом боевике про Бласто.

Криос постучал в дверь, зашёл внутрь и замер на пороге.
— Капитан, мы можем поговорить? Приватно.
Бейли оторвался от терминала.
— Опять Харкин?
— Нет. Нет, — Кольят сжал папки в руке. — Это другое, — он оглядел кабинет капитана. — В вашем кабинете нет прослушивающих устройств?
Армандо вопросительно посмотрел на лейтенанта.
— В моём кабинете даже камеры нет, иначе Чарли рассказал бы Харкину, кто его сдал. — Кольят напрягся. Чарли? Этот добродушный дурачок? Бейли заметил замешательство на лице парня. — Шутка. Присаживайся и выкладывай, что у тебя.

Криос сел на стул, придвинулся вплотную к столу капитана и подался вперёд.
— Мне поступило анонимное сообщение, — негромко промолвил он, неотрывно глядя в глаза капитана. — О заговоре против Тевос и возможном проникновении в СБЦ.
— Плохая шутка, лейтенант, — строго сказал Бейли, нахмурившись.
— Это не шутка, сэр. Заявитель счёл нужным не раскрывать себя, так как боится, что информация может попасть не в те руки.
— Если эта информация хоть отчасти напоминает последствия той заварушки из-за якобы заминированного хранителя, кому-то придётся очень не сладко.
— Сэр, она…
— Она?
Кольят прикусил язык. Ну да, она. Бейли должен отнестись к этому заявлению с пониманием и знать, что анонимом является девушка. За них больше переживают и гораздо быстрее дадут охрану, чем мужчине.
— Вчера вечером со мной связался контакт с зашифрованного канала. Это была девушка и она была очень напугана тем, что услышала, — Бейли молча слушал его, давая время выговориться. — Она сообщила, что некто по прозвищу «Мама» ждёт новостей от своих подельников на Цитадели, а также проникновения в ряды СБЦ.

— И где же она это услышала?
«В месте, где ей вообще не следовало бы находиться», — мелькнуло в голове Кольята.
— Она не сообщила, но у меня есть все основания полагать, что аноним не врёт. Взгляните на эти дела, — Кольят разложил перед капитаном папки. — Эти двое были убиты семь месяцев назад с разницей в две недели. Наша новая жертва, Оливия Уайт, по заключениям экспертов вчера ночью. Турианец, Ардиан Оденат, был своего рода помощником Спаратуса. Он распределял его день, планировал встречи, выдавал пропуска тем, кто хотел пообщаться с советником лично. Зачастую Оденат отказывал всем.

Марцио Фабри работал в СБЦ, в отделе информационной безопасности. Был заместителем начальника в своём участке. За пару недель до своей смерти уволился по собственному желанию. Никто так и не понял причин, по которым он ушёл.
Оливия Уайт работала в посольстве людей. По некоторым данным, у неё были хорошие отношения с Тевос. Какие именно, я даже не хочу думать, — Кольят махнул рукой и чуть нахмурился, намекая на сексуальные отношения между азари и девушкой. — Я полагаю, все эти убийства связаны с информацией о заговоре. Ну, или наоборот. Я вижу чёткую цепочку событий. Мы не можем оставить заявление анонима без внимания.

— А может кто-то хочет, чтобы мы думали о заговоре. Чтобы мы поменяли все пароли, заблочили все наши сервера с данными, а злоумышленники перехватили бы обновленные коды и на следующий день вскрыли бы нас. Может твой анон пустышка, и контакт установлен был именно с тобой, с тем, кто немедленно отреагирует.
— Сэр, но это же не игрушки!

— Именно поэтому мы не будем поднимать шум. — Кольят обмяк на стуле. Бейли ему не верит. Не верит ему!
— А если аноним свяжется со мной и готов будет дать показания лично?
— Тогда я был бы рад услышать это от неё. Ты понимаешь, что я сейчас должен доложить всё Паллину? — Кольят кивнул. — Ты можешь ручаться за достоверность данных? — Криос снова кивнул, но Бейли покачал головой: — Нет, не можешь. Канал ты отследить не в силах, имени девушки ты не знаешь…
— Сэр, посмотрите на эти лица! — Кольят разложил фотографии убитых. — Они умерли за то, что узнали! Они работали в сфере, куда пытаются проникнуть преступники. Это же очевидно. А вы никак не реагируете!
— Я реагирую должным образом и не поднимаю шумиху раньше времени. Я оповещу Паллина о твоём докладе. Ради сохранности твоей головы я не буду оформлять его официально. И я очень надеюсь, что наши действия не повлекут за собой последствия, как на этих фотографиях.

Кольят скупо извинился и собрал разбросанные документы.
— А если она снова выйдет на связь и попросит защиты?
— Значит, она её получит. Но не раньше, чем мы увидим её лицо.
— А проникновение в СБЦ? — Кольят не желал отступать.
— Проведём проверку тех, кто недавно заступил на службу.
— Я бы проверил тех, кто поступил год назад. — Бейли хмуро глянул на дрелла. — Ну, или я могу помочь в этом деле. У меня… есть некоторые связи, которые быстро предоставят необходимую информацию.

— Не копай слишком глубоко, нам ни к чему лишнее внимание извне.
Кольят кивнул, встал со стула и направился к выходу. У двери он повернулся к капитану.
— Если бы вы планировали заговор, где бы находилось ваше логово?
— В рабочем районе, — ответил Бейли.
— Все знают, что начинать стоит оттуда. Слишком очевидно.
— Тогда под носом у Совета.

Кольят вскинул брови и расширил глаза, мол, я прав же в своих суждениях. Бейли распрямился.
— Не умничай. Нам обоим только что прибавилось проблем.
— Сколько на станции может быть аэромоек? Под ногтями последней жертвы найдены химические соединения, которые используют в аэромойках.
— Около сотни, может, меньше. Ты же не собираешься их осмотреть все?
— Вы сами только что сказали, что устроили бы своё логово под носом Совета. Оттуда и начну. Иначе нет смысла нести тело с одного конца Цитадели в блоки.
Кольят вежливо склонил голову в прощальном жесте и вышел из кабинета.

Харкин из-под стола подливал в свой кофе бренди и ничуть не смутился появлению дрелла.
— Разве не за это тебя в прошлый раз попёрли?
— Пусть поцелуют меня в зад. Я весь день проторчал с этими ублюдками в допроске.
— Мило беседовал с соотечественниками?
Харкин злобно сверкнул глазами. Что-то дерзким стал этот юнец. Кольят же оставался невозмутимым. Он знал: если Джейсон подолгу сидит в допроске, значит, он устанавливает связь с преступниками, чтобы потом поработать себе на лапу через них.
— Через эти беседы многие детективы узнают много нового и полезного для своих дел.
— Вряд ли они помогут моему, — Кольят кинул папки на стол. — Если только они не знают какие-нибудь левые аэромойки в районе Президиума.
— Услуга за услугу, Криос, — Харкин вальяжно уселся на стуле и отхлебнул из кружки. — Может, и знают.

Юноша смерил коллегу коротким презрительным взглядом. Уж лучше он сам будет долго разбираться с этим делом, чем прибегнет к помощи уголовников. Но интереса ради он всё же спросил Харкина:
— И что за услугу ты от меня ожидаешь?
Офицер ехидно рассмеялся, провёл языком по зубам в предвкушении победы.
— Ты умело раскрываешь дела, щёлкаешь их, как семечки. Если нужно будет, отмажешь кого надо.
— С чего ты взял, что я буду отмазывать преступников?
— Потому что они щедро тебя вознаградят, — Харкин потёр пальцами, намекая на куш. — И контакты свои оставят. Ты же хочешь дослужиться до капитана и занять место Бейли? — он коварно прищурился. — Я бы предпочёл тебя в шефах, чем его.
— Опять эти странные намёки, — перевёл тему Кольят. Харкин в усмешке поджал губы.
— Думай, малец. Я немало срубил на таких отношениях.

Хорошо, что о Лив он не заикнулся. Предложение Харкина заманчиво. Контакты с уголовниками могли бы принести определённую пользу. На станции стало бы меньше шпаны, а щедрое руководство повысило бы Кольята в звании. Будь он тщеславным. Но он таковым не был, и нынешнее положение его вполне устраивало. Всего за четыре года он дослужился до лейтенанта, стал детективом, его уважают те, кому он помог, и благодарны те, чьи дела давно пылились в архивах. Ненаказанные были осуждены, а близкие родственники убитых спокойны. Кольят не хотел становиться таким, как Харкин. Не хотел быть похожим на отца…

Ричард ошивался возле его стола с тех пор, как часы показали семь вечера. Он сидел напротив Кольята, от нечего делать точил карандаши и суетился, чем раздражал Харкина. В конце концов, рявкнув на стажёра, он вышел из-за стола, прихватив из тумбочки сигареты. Ричард погримасничал ему вслед и сполз на стул. Кольят кинул ему на колени папку с делом об убитом Марцио Фабри.

— Не хочешь работать, так хотя бы сделай вид, — поучительным тоном сказал Кольят. Ричард открыл дело и поморщился.
— Его убили, всадив нож в ухо?
— Длинный тонкий нож, — уточнил дрелл. — Удар был нанесён так, чтобы наверняка был повреждён головной мозг.
— Значит, нам нужен тот, кто умело орудует ножом, и ещё вычислить возможные места продаж таких ножей?
— Это может быть и обычная заточка, только очень длинная. Как ты собираешься искать нож, которого мы не видели?
— Не знаю, — Ричард закрыл папку. — Это явно не моя стезя. Вообще никак. Но защищать подобных типов, которые творят такое с людьми, я бы тоже не хотел.
Кольят снисходительно посмотрел на Ричарда.
— Так чего же ты хочешь?
— Мой отец всю жизнь защищал таких уголовников. Потом перевёлся сюда, на Цитадель. Стал тесно работать с высшим руководством. Благодаря ему я тут и оказался. Я и перечить-то ему не мог.
— А кем хотел быть в детстве?
Джефферсон усмехнулся.
— Актёром. Мечтал о поклонницах, которым понравился бы мой романтичный образ в какой-нибудь трагедии. Мечта ушла, а образ остался, — Ричард поковырял пряжку на ремне. — Девушкам почему-то такого типа парни не нравятся. Им нравятся такие, как Хоббс, — он кивнул в сторону накачанного быка Иешуа Хоббса, высокого латиноса с кривым, не единожды ломаным носом и глубоко посаженными глазами. Высокий, накачанный и с кольцом в носу. — Последняя моя девушка сказала, что я слишком смазлив и романтичен и никогда не буду способен на безумства.

— Думаю, твоя мечта-мулатка насмотрелась на таких лбов и ей хочется чего-то поспокойнее, — Кольят ухмыльнулся порозовевшему лицу Ричарда. — Или ты будешь стесняться?
— Я… Нет. Я…
Позади Ричарда возник Бейли.

— Джефферсон! — стажёр подскочил на месте, спрыгнул со стула и встал по стойке смирно. — У тебя нет дел?
— Есть, сэр! Как раз разбираем дело второй жертвы.
— И что же ты выяснил? — Бейли склонил голову, глянув на серьёзного Кольята.
— Наш маньяк быстр, ловок и хитёр. И мы ничего о нём не знаем.

Криос прикрыл ухмылку.
— Продолжай, — сказал Бейли, как-то странно посмотрев на стажёра. Ричард дождался, когда капитан скроется, и плюхнулся в кресло.
— Предупредить меня не мог?
Кольят покачал головой.

— Ты же работаешь в СБЦ, ты должен быть готов ко всему.
— Просто я нервничаю. Осталось всего полчаса до конца смены.
— И что с того? Вне зависимости от предстоящих ситуаций и того, что будет дальше, ты всегда должен быть готов. Заранее проигрывать варианты событий и не расстраиваться зазря.

— Поэтому ты всегда такой… спокойный? Знаешь всё наперёд?
— Нет, — угрюмо ответил Кольят, вспомнив дуло пистолета у своего виска. — Просто готов.

Клуб «Халлекс», 00:38

Всю дорогу до «Халлекса» Ричард нервно потирал руки и шмыгал носом. Глаза его лихорадочно блестели, парень то и дело сглатывал и опасливо косился на Кольята. Да что с ним такое? Джефферсон ведёт себя так, словно убил кого-то. Не знай дрелл, что Рич — добрый малый и мухи не обидит, непременно захотел бы побеседовать с ним в отделении СБЦ.
До этого момента он крутился в раздевалке участка, приглаживая непослушные тёмные волосы, и ворчал на нелёгкую судьбу. «Тебе хорошо, — говорил он. — Волос нет, нет проблем. И прыщи у вас не появляются. Красота». Кольят хотел было просветить его в особенностях физиологии дреллов, но не стал забивать мозг парня такой ерундой. Вряд ли ему понравится описание последствий после секса с дреллом.

Едва юноши переступили порог клуба, Ричард решительно устремился в сторону бара. Судя по выражению его лица, он собирался перепробовать весь ассортимент напитков.
— Что будете заказывать? — пробасил кроган, дружелюбно ощерившись. Грязно-зелёные глаза с узкими щелями зрачков лениво мазнули по Кольяту, придирчиво прошлись по Джефферсону и скучающе потускнели. Ричард задумчиво почесал в затылке.

— Ринкол, — нерешительно протянул он, хмуря брови. Кроган равнодушно повел плечами и мотнул головой в сторону дрелла.
— А этот… самец? — Ящер булькающе хохотнул и ударил себя трёхпалой ладонью по колену. Ричард непонимающе заморгал и сделал вид, что занят созерцанием азари, извивавшейся за стеклянной стеной позади бара.
— Содовую, — невозмутимо промолвил Кольят, сжав зубы.
Нервическая пульсация басов сменилась томной мелодией, алые лучи света скрестились над сценой и медленно поползли вниз. Тёмный девичий силуэт, плавно покачиваясь под музыку, выступил из клубов дыма, и красные отблески причудливо заиграли на блестящей от масла шоколадной коже. Кольят, приподняв уголки рта в скупой усмешке, хлопнул Ричарда по плечу.
— Смотри, кажется, твоя мулатка выступает.
Джефферсон встрепенулся, вытянул шею, но вдруг стушевался и опустил голову. Кольят вопросительно приподнял одну бровь. Странно, Рич же так жаждал увидеть эту девушку.
— Ты чего? Стесняешься? Брось, Ричард, — голос дрелла звучал донельзя самоуверенно. Осознание того, что на него обратила внимание Ливия и… даже больше, дико льстило. Криос шутливо толкнул друга локтем.
— Давай, подойди к сцене.
— Н-нет, — Ричард затряс головой. Бармен нетерпеливо постукивал кривым когтём по столешнице, ожидая когда юноши заберут заказ. Ведь газировка выдыхается между прочим! — Там… там народу много! Чего я буду тереться… лучше… Лучше я приват закажу!
— Уверен? — с сомнением протянул Кольят. Приват в «Халлексе» стоит недёшево, а зарплата Джефферсона едва ли позволяет такие… своеобразные траты. Но Ричард остервенело закивал и поспешно скрылся в толпе.

Кольят, едва заметно усмехаясь, следовал за другом. Джефферсон так забавно нервничал, словно впервые видел полуодетых девушек. Танцовщицы есть в каждом клубе, и неизменно на них минимум одежды. Здесь же этот минимум максимально сведен к нулю.

Кольят огляделся по сторонам, ища взглядом Лив. С одной стороны, ему очень хотелось её увидеть, а с другой, девушку ведь заметит и Ричард. По краю сознания промелькнуло воспоминание, каким заворожённым был Джефферсон рядом с Ливией, как глупо улыбался и не мигая смотрел ей вслед. Причем тогда она была одета, а сейчас… юноша коротко выдохнул сквозь зубы. Глупости! Лив не единственная девушка на Цитадели, а Рич сам признался, что запал на какую-то мулатку. Возможно, прелести темнокожей танцовщицы изгонят из мыслей Ричарда «самую прекрасную девушку во Вселенной».

— Если твой дружок не вернётся, ты платишь, — рявкнул кроган, пододвигая к дреллу бокалы, и повернулся к следующему посетителю. Юноша глотнул газировки. Едва ли Ричард осилит полный бокал ринкола без закуски, а пить для храбрости — не самый лучший вариант. Алкоголь не поможет ему произвести впечатление на девушку. Тем более, тот алкоголь, за который Кольят не собирался платить.

— О, кого я вижу, — гнусаво протянули рядом, и, обернувшись, юноша встретился взглядом с тёмно-фиалковыми глазами азари. Откровенный топ и предельно короткая юбка соединялись между собой полосами блестящего латекса, развратно пухлые губы улыбались. Танцовщица мимолётно коснулась плеча Криоса и облокотилась о барную стойку. — Ты к нам зачастил, — взгляд азари прошёлся по груди Кольята, спустился к животу и ниже. Девушка придвинулась ближе к парню и игриво прикусила нижнюю губу. — Неужели ради меня, а?
— Не совсем, — холодно обронил Криос. Ещё вчера его бросало бы в жар от навязчивых заигрываний синекожей тессианской девы, но сегодня… Азари — словно партия кукол Барби, идеально красивых и абсолютно одинаковых. Дрелл отвернулся, но и танцовщица не собиралась отступать так просто. Она обошла юношу и встала с другой стороны, придвинувшись практически вплотную. Кольят ощущал исходящий от неё жар и приторный запах духов.
— Тогда ради кого? Ради Лив? — азари скривила губы. — Эта рыжая и так получает больше всех чаевых. Может, и мне покраситься? — она провела рукой по хрящевым наростам у себя на голове и разразилась визгливым смехом, совершенно фальшивым. Хорошо, ей не пришло в голову носить парик. Азари в парике… нелепее только элкор в пачке. Дёрнув плечом, Кольят швырнул бармену несколько кредитных чипов и взял бокал с ринколом. Стриптизёрша словно ненароком прижалась округлым бедром к его паху. Дрелл шарахнулся в сторону и случайно толкнул стоящего рядом турианца. Тот недовольно заворчал и махнул рукой в ответ на сбивчивые извинения Кольята. Азари визгливо хихикнула.
— Ну что ты как не родной? Давай повеселимся! Увидишь, я куда зажигательнее Лив. Могу даже показать, насколько, — она хотела обнять его, но Кольят ловко отскочил в сторону и ринулся вглубь клуба. Грохочущий хохот крогана-бармена заглушил даже музыку и недовольную брань азари.

В приват-комнате витал мягкий полумрак, терпко пахло какими-то благовониями. Возле зеркальной стены стоял кожаный диван и пара кресел, небольшая круглая сцена располагалась в центре комнаты, окружённая свисающими с потолка полосами лёгкой мерцающей ткани и нитями разноцветных бусин. Тёмно-алый ворс ковра скрадывал звуки шагов, шум зала не проникал сквозь закрытые двери. Ричард огляделся по сторонам с таким видом, словно ожидал, что вместо стриптизёрши на них выскочит стая бешеных варренов, осторожно присел на край дивана, сложив руки на коленях. Кольят занял кресло и угрюмо покосился на друга. Нехорошее предчувствие холодной змеей скользнуло под кожу, свернулось в клубок где-то у самого горла, но тлел ещё в груди крошечный огонёк надежды, что Джефферсон заказал не Лив. Ричард слишком романтик, чтобы так нагло и грубо воспользоваться работой понравившейся ему девушки. Тем более, он не умолкая говорил о темнокожей девушке, внешность Лив под такое описание не подходит. Да и вряд ли Ричард осмелится поближе познакомиться с той, кто пару дней назад сидела в «аквариуме». Правила есть правила, но нарушителем их Кольят себя не считал.

Криос недовольно дёрнул головой, но вздрогнул, когда двери с тихим шипением отворились. То была лишь азари в строгом черном платье. Сухо попросив не приставать к танцовщице и расплатиться сразу по окончанию номера, она пожелала приятного вечера и гордо удалилась. Ричард торопливо схватил стакан Кольята и сделал большой глоток. Про заказанный ринкол он совершенно позабыл.

— Что-то я волнуюсь, — смущённо пробормотал парень, слабо улыбаясь. Кольят с напускным равнодушием закатил глаза.
— Не съест же она тебя.
— Знаю, просто… — Джефферсон покраснел. — Одно дело, когда она одета, а сейчас же раздеваться будет, ещё и под музыку…
— То есть, — дрелл смерил друга насмешливым взглядом, — ты за себя не ручаешься? Румянец Ричарда стал ярче и гуще, ещё немного — и от его пунцовых щёк можно будет прикуривать.
— Заткнись, Криос…

Кольят вздрогнул, когда в скрытых динамиках загрохотала музыка. Тяжёлые басы, пронизанные тонкими пронзительными нотками, звучали в унисон с томным мужским голосом. Ричард нетерпеливо ёрзал, смущённый и взбудораженный одновременно. Когда сквозь полупрозрачные шторы показался гибкий девичий силуэт, Джефферсон едва не облизнулся. Криоса, доселе снисходительно усмехавшегося, пронзило жгучее желание стереть с физиономии друга это глупо-восторженное выражение. Ливия, покачиваясь на высоченных каблуках, неспешно прошлась по сцене, соблазнительно покачивая бёдрами. Кольят ощутил стеснение в груди, когда разглядел наряд девушки. Точнее, его отсутствие: высокие сапоги-чулки из черного бликующего материала и нечто, похожее на купальник, но из плотного иссиня-чёрного латекса, казавшегося нарисованным на её теле. Ливия запустила пальцы в волосы и медленно опустилась на колени. Рядом судорожно вздохнул Ричард, а дреллу вдруг стало невообразимо жарко, когда перед глазами вереницей цветных всполохов пронеслись воспоминания прошлой ночи, когда Лив… Юноша чуть ослабил воротник, но жаркая волна схлынула вниз, к низу живота, когда Ливия посмотрела на него. Она усмехнулась, провела языком по верхней губе и прикусила нижнюю. Дрелл чуть подался вперед, но вовремя вспомнил о присутствии рядом Джефферсона. Возбуждение схлынуло, уступив место холодной вязкой ревности. Как она может так поступать, после того, что между ними было?! Как она вообще может соглашаться на приват после того, что с ней случилось? Первый же заказ (Кольят надеялся, что первый) — и она соглашается. Что за жажда денег и полное отсутствие самосохранения?!

Девушка грациозно выгнула спину, широко разведя ноги, провела ладонями по груди и шее, спустилась прикосновениями к талии. Откинувшись назад, она резко выпрямила ноги, перекатилась на живот и намеренно неспешно поднялась, плавно извиваясь под музыку. Ткань её одежды мерцала в тусклом свете, волосы пылали, а глаза искрились расплавленным золотом. По развратно-красным губам пробежала ухмылка, когда Ричард закинул ногу на ногу. Ритм музыки постепенно ускорялся, движения девушки становились более резкими, рваными. Она вскинула голову, и волосы разметались по обнажённым плечам, отставила в сторону ногу и подалась вперёд грудью, приподнятой лифом так, что она казалась на пару размеров больше. «Хорошо, хоть татуировки не видно», — угрюмо подумал Кольят и покосился на друга. Заворожённый Ричард жадно ловил каждое движение Ливии.

Когда музыка смолкла, девушка с наслаждением потянулась и тряхнула волосами. Тушь немного размазалась, проложив под глазами Ливии тёмные тени, придавая ей измождённый и усталый вид.
— Так вот, значит, как развлекаются офицеры СБЦ во внерабочее время, — промурлыкала Лив, усаживаясь на край сцены. Девушка закинула ногу на ногу, и Ричард осоловело уставился на её колено.
— Ну, я это… не то, чтобы… просто, — юноша глубоко вздохнул и выпалил одним словом: — У меня сегодня день рождения.
Кольят гневно глянул на идиотское выражение лица коллеги. День рождения? Нагло врёт и даже не краснеет. Его праздник отмечали три месяца назад. Кольят запомнил бы этот день, даже если бы не был дреллом. Как Тьюдор и Джефферсон пытались перепить друг друга… зрелище ещё то.
— О, неужели? — Ливия всплеснула руками. — И ты решил отметить его в стриптиз-клубе? Плохой мальчик.
Джефферсон расхохотался, словно маньяк, пихнул локтем в бок мрачного Кольята.
— То есть, тебе полагается подарок, — задумчиво протянула Лив, касаясь своего подбородка кончиками пальцев. Дрелл не мигая смотрел, как девушка соскользнула со сцены и направилась к онемевшему Ричарду. Парень смертельно побледнел, потом, напротив, покраснел и едва не задохнулся, когда Ливия села к нему на колени. Она картинно встряхнула волосами и погладила Джефферсона по щеке.
— В честь праздника можешь даже потрогать, — прошептала Лив, поигрывая пальчиками на его запястье. Девушка взяла его руку и положила себе на грудь, в то время как вторая ладонь Ричарда, не дожидаясь приглашения, легла на сгиб её талии.
Кулаки дрелла медленно сжались. Что она себе позволяет? Что, мать его, делает Ричард?! Неужели он решил, что у него, грёбаного романтика, есть хоть малейший шанс на роман с Ливией? С этой бестией? Да он и недели не продержится рядом с ней, а она выкинет его, как надоевшую игрушку. Ливия блеснула глазами и, посмотрев на Кольята, нахально улыбнулась. Она прогнула спину в пояснице, подавшись бёдрами вперёд, положила руку на его ладонь на своей груди и сжала пальцы парня.
— Ливия! — рявкнул Кольят, вызвав неподдельное удивление девушки и Джефферсона. Ричард недоуменно заморгал, но не отнял рук от тела Лив. Она же кокетливо повела обнаженным плечом.
— И до тебя очередь дойдёт, Казанова, — она подалась к дреллу и пальцем провела по его подбородку. — Может быть.

Он дёрнул головой, сдерживая желание выволочь её из клуба и навеки посадить на цепь. Ведёт себя, как… Кольят не хотел даже мысленно называть Ливию оскорбительным словом, понимая, что именно за такое поведение она получает больше остальных. Но как же это злит! Мало того, что она согласилась на приват, так ещё и издевается! А если бы тут сидели не Ричард и не он, что было бы, если бы пришли те подонки, вырезающие глаза девушкам и делающие такие вещи, что в фильмах ужасов не показывают?! Он отвернулся и прикрыл глаза, когда увидел отражение хищной улыбки Лив и довольную физиономию Ричарда в зеркале. Земные девушки так легкомысленны. Вряд ли она думала или даже представляла, что пробудила в нём после вчерашнего. Для неё это забава или просто расплата за приют, но для него же… Кольят прикусил губу. Очередной обман? Прекрасно. Семья ему врала всю жизнь, коллега, теперь ещё и девушка. Угораздило его влюбиться в неё. Будь он человеком, забыл бы её через пару лет.

Ливия прижалась спиной к Ричарду и промурлыкала:
— Что-то твой друг совсем загрустил. Если ты не против, я его взбодрю.
Девушка опустилась перед Кольятом, совсем как вчера в танце. Она развела его колени, выгнулась, словно кошка, и приблизилась к его лицу. Жгучие тёмные глаза испепеляли её. Ливия непроизвольно сглотнула — она ещё не видела такого взгляда у дрелла, и сулил он отнюдь не похвалу. Она подалась чуть в сторону, так, чтобы Рич не видел, и провела языком по шее дрелла.

— Дома поговорим, — тихо сказала она и, оттолкнувшись от Криоса, вернулась на сцену. Дотанцевав, Ливия послала воздушный поцелуй то ли Джефферсону, то ли Кольяту, она скрылась за матовым толстым стеклом. Ричард сидел, раскрыв рот и улыбаясь, донельзя счастливый, Кольят же ощущал, как его трясёт от гнева.
— Ты хоть знаешь, кто она и что тебе грозит за связь с ней? — как можно ровнее спросил дрелл, но голос всё же дрогнул. Рич прочистил горло, осушил бокал с выпивкой и уставился на юношу.
— Да я всего лишь заказал приват!
— Я знаю, чего ты хочешь на самом деле, — Кольят приблизил лицо к парню, а Ричард, наоборот, отпрянул. Гневное выражение лица друга ему не понравилось. — Ты меня обманул, а я не терплю лжи.
— Да чего ты взъелся? Ну да, пришлось пойти на хитрость, иначе ты бы не согласился пойти со мной. Я знаю, что ты в контрах с ней. Но разве тебе не понравилось?
Кольят нахмурился, встал и развернулся к выходу.
— Ты куда? — недоумённо спросил Ричард.
— В туалет, — грубо бросил дрелл, направляясь к гримёрке.
Практически промчавшись до тёмного коридорчика к гримерной, Кольят замер, перевёл дух и широким шагом проследовал за девичьим силуэтом.

— Ливия!
Она даже не обернулась. Криос за два шага нагнал её, развернул к себе и пригвоздил к стене.
— Ты сдурел?! — взвизгнула она, потирая ушибленное плечо.
— Что ты делаешь? — выдохнул он. — Я просил тебя соблюдать осторожность, а ты в первые же часы своей работы соглашаешься на приват. Почему меня не дождалась?
— Это единственная причина, по которой ты бесишься?
— Ты позволила себе слишком многое. А если бы там сидел не я и не Джефферсон?
— Но там был ты и Рич. Ему вот понравилось, а ты как с цепи сорвался.
— Ведёшь себя, как… — Кольят резко замолк.
— Как шлюха? — Ливия подёрнула уголками губ. — Давай же, скажи это! Ты ещё утром хотел так меня назвать! Я многое себе позволяю, ха. Посмотри на себя, — она толкнула его в грудь. — Что-то много ты мне всего запрещаешь и рекомендуешь после всего лишь одного перепиха!

Тут замолчала Ливия. Кольят отшагнул от неё, поджав губы. Всё же она был права. Всего лишь один ничего не значащий перепих. Дрелл распрямил спину, поднял голову и глянул на девушку сверху вниз. Ливия поёжилась и отвернулась, спутанные рыжие локоны упали ей на лицо. Она внутренне содрогнулась, заметив внушительную тёмную мужскую фигуру в другом конце коридора. Та стремительно приближалась, вокруг неё плясали клубы сигаретного дыма. Мужчина прищёлкнул языком, затянулся, и в свете маленького огонька сигареты Ливия разглядела две пары глаз.

— Опять ты, Ромео лупоглазый, — хрипло произнёс Каррак уничижающим тоном, рвано качнув головой и выступив на тонкую полоску света. Батарианец оскалился, жутко округлив нижнюю пару глаз, а верхнюю, напротив, сузив до зловещих чёрных щелей. Он двинулся на Кольята, угрожающе положив ладонь на висящее на поясе мачете.
— Я, кажется, говорил тебе не соваться сюда.
Ливия сверкнула глазами.
— Не суйся, тебя это не касается.
— Заткнись, женщина, — рявкнул вышибала, втискиваясь между ней и Кольятом. Девушка покачнулась на своих каблуках и едва не упала, но Каррак успел перехватить её, сжав мозолистые пальцы на локте девушки. Лив охнула, когда батарианец сжал её руку.
— За порогом хоть грызитесь, но здесь если будешь вякать на девочек, я из твоей кожи ремень сделаю, понял? — батарианец выплюнул эти слова в лицо Кольята, грубо подтолкнув Ливию в сторону гримёрной. — А ты шагай, работы что ли, нет?
Дрелл перехватил руку Каррака и ухватил его за грудки.
— Не трогай её, — едко прошипел он.
— Что, парень, девку за задницу ухватил, так смелым стал? — Каррак гнусно оскалился. — Ну давай, рискни. Мой варрен давно не жрал.
Батарианец скользнул ладонью по рукояти мачете.
— У дреллов мясо жестковатое, но сочное. Ему понравится.
Ливия вжалась в стену. Ей нравились драки, но наблюдать за грызнёй этих двух она не хотела. Она несмело шагнула вперёд и оттолкнула батарианца, заставив Кольята разжать пальцы.
— Тебе тоже работы хватит, батарианское дерьмо.

Каррак шагнул к ней, но Ливия отшатнулась, невольно толкнув спиной Криоса. Батарианец криво усмехнулся, резко схватил Кольята за руку и в развороте вывел из закутка. Повернувшись к Ливии, Каррак ласково произнёс:
— Запомни, детка, всё, что происходит в клубе, остаётся в клубе, — он оскалил зубы. — А тебе ещё долго работать, — он пихнул дрелла, готового наброситься на него. Каррак выпятил грудь и положил ладонь на рукоятку клинка. — Пошёл вон, я сказал.
Кольят посмотрел на Ливию. Она попятилась к гримёрке, глядя на него чужим колючим взглядом. Что ж, в этот раз он снова сделает всё для того, чтобы ей не попало.

— Чтоб я тебя здесь больше не видел.
Кольят ощущал, что батарианец охотно дал бы ему пинка. Но вместо этого Каррак просто вытолкал его на улицу, смачно плюнул вслед и, гнусавя что-то на своём языке, скрылся в клубе. Стоявший на входе кроган широко зевнул и прислонился к стене. Опять ни единой драки. Юноша застыл на месте. Сзади послышались тихие осторожные шаги.
— Вот не думал, что увижу, как тебя выпрут из клуба. Это тебя-то!
— Иди домой, — тихо сказал Кольят, не оборачиваясь на Ричарда.
— Да что ты так серьёзно всё воспринимаешь? — Джефферсон встал перед дреллом. Кольят не взглянул на него.
— Просто иди домой, — он обошёл коллегу и направился к стоянке аэрокаров.

***


Надо же было так испортить всё настроение! Да что он о себе возомнил? Что она начнёт его слушаться, как собачонка? Что он сможет подмять её под себя? Какой-то дрелл её, фон Винтербрах?! Ливия сердито посмотрела на себя в зеркало. Дешёвая тушь растеклась от пота, а грудь того и гляди норовила выскользнуть из тесного лифа. Какая из неё аристократка, самая настоящая… потаскуха.
Девушка рывком расстегнула молнию на костюме, скинула сапоги и, натянув халат, уселась в угол дивана. Стеф молча наблюдала за ней, беспокойно теребя в руках пудреницу. Стефани не рисковала приставать к подруге с расспросами, терпеливо ждала, пока она перекипит. Из туалета вывалилась Бриджит, раскатисто хохоча. Она заметила насупившуюся Ливию, закрыла инструметрон и ехидно произнесла:
— Что, опять учудила?
Стефани посмотрела на отражение азари в зеркале и скорчила рожицу. Она точно спит с Карраком! Иначе откуда ей слышать потасовку за дверью, если она была в туалете? Ливия даже головы не подняла, сидела, насупившись и кусая губы. Азари снова рассмеялась и села за свой столик. Она подвела глаза, накрасила губы, покосилась на Ливию и совершенно оскорбительно хохотнула.

— Чего скалишься, сука? Давно по зубам не получала? — сквозь зубы процедила Лив. Стефани на всякий случай подъехала на стуле поближе к девушке. Азари снова испустила гадкий смешок.
— От кого, от тебя, что ли?
— Если надо будет, то от меня.
Бриджит повернулась к ней, закинула ногу на ногу и показала девушке средний палец, окутав руку синим пламенем.
— Давай.
Ливия дёрнула губой. Сука! Знал бы Эш, что эта стерва торгует песком в клубе, мигом бы этот палец ей в задницу засунул! Лив повернула голову на шипение двери. Помяни чёрта! На пороге стоял саларианец. Он обвёл танцовщиц придирчивым взглядом и скривил тонкий рот в подобии гневного оскала.

— Ливия! Сцена не должна быть пустой. Раз ты закончила с приватом, иди в зал.
Азари расхохоталась и повернулась к зеркалу.
— Не пойду, — буркнула Лив, представив, как красиво осколки зеркала украсили бы тупую башку Бриджит.
— Либо ты идёшь на сцену, либо собираешь свои вещи и можешь быть свободна!
Стефани охнула, выронив зеркальце, азари намеренно громко присвистнула. Ливия зло сверкнула глазами. Ах, вот как! Она без стеснения скинула халат, надела поверх обнажённого тела платье, побросала вещи в сумку и вышла из гримёрки, толкнув саларианца. Эш возмущённо побурел, пискнул сдавленно, ошеломлённо хлопая глазами. Да и чёрт с ним! Всё равно работать настроения нет.

Она вышла в зал и оглядела скопление народа. Пробираться одной через толпу не хотелось. Мало ли среди них есть те подонки. Никто и внимания не обратит, что ей всадят какой-нибудь укол, чтоб не сопротивлялась или ещё чего. Ливия свернула в общий туалет и заперлась в кабинке. Пусть народ разойдётся. Придётся долго ждать, но лучше идти по пустому клубу, чем рисковать. Тем более, около выхода ошивается Каррак.

Долго просидеть в туалете Ливия не смогла. Разболелась голова, кого-то неслабо вытошнило в соседней кабинке. Девушка глянула на часы. Половина двенадцатого. Самый разгар. Она досадливо цокнула языком и вышла из уборной. Оглядев клуб и убедившись, что четырёхглазая физиономия батарианца не маячит на выходе, Ливия проскользнула через зал и вышла на улицу. Бросив небрежное «Пока» скучающему крогану, Лив поправила сумку на плече и подняла голову, откинув волосы со лба. Около аэрокара, скрестив руки на груди, стоял Кольят. Он выпрямился, заметив её, и сердце девушки ёкнуло. Чего ему ещё надо? Она круто развернулась и направилась в сторону стоянки такси.

— Моя квартира в другом направлении.
— А я не собираюсь туда, — дерзко ответила Ливия.
Кольят вздохнул.
— Если тебе не нравятся наши отношения, перейдём исключительно на деловое общение.
— Деловое? Из нас дельцы, как из меня монашка.
Дрелл дёрнул головой и вдруг напрягся, сжал зубы.
— Лив, идём домой, — вполголоса сказал он, приближаясь к ней. Ливия отскочила в сторону.
— Да чёрта с два!

Криос обхватил её за плечи и склонился к уху.
— За нами наблюдают. Пошли домой.
Девушка сглотнула. Значит, ищут её и знают, что она была в клубе всё это время. Она шагнула к аэрокарам.
— Спокойнее, — тихо сказал Кольят, сжимая ее пальцы. — Я здесь.
Ливия почувствовала себя виноватой за то, что сказала, смущённо одернула подол. Но и он виноват! Правда, что бы она делала сейчас одна?..
Они не спеша дошли до аэрокара. Ливия села, устроив сумку на коленях, и отвернулась к окну. Просить прощения она не собиралась.

***

— И что она в нём нашла? — спросила Бриджит, поднявшись с колен и вытерев губы.
Каррак выпустил дым в лицо азари.
— Ты разве закончила?
Азари закатила глаза и вновь опустилась перед ним. Батарианец затянулся и сощурил глаза, глядя на отлетающий аэрокар.

***

Кольят вопросительно смотрел на то, как Ливия кинула подушку и одеяло на диван.
— Что ты делаешь? — спросил он.
— Я не собираюсь с тобой спать!
Он тяжело вздохнул, взял одеяло и пихнул Ливии.
— Ты не будешь спать на диване.
— Я не буду спать и с тобой!
— Я сказал, ты не будешь спать на диване, — он развернул её в сторону спальни. — Спокойной ночи.

Ливия хмыкнула, сгребла одеяло и ушла в комнату, заперев дверь. Кольят снял рубашку и растянулся на диване. Слишком жёстком, чтобы на нём можно было спать. Юноша прекрасно понимал, почему Ливия пошла с ним. Страх за свою жизнь толкает её на необдуманное решение, о котором потом могут пожалеть они оба. Кольят знает, что уже перешёл ту черту дозволенного с Ливией, когда ещё отмазал её перед Бейли. Второй раз, когда взял над ней надзор, и третий… поддавшись её соблазнению. Но, несмотря на разногласия, на то, что они притираются друг к другу, Кольят хотел верить, что Ливия не стала бы спать с ним, если бы он настолько был ей противен. В это очень хотелось верить. Верить хотя бы во что-то. Или кому-то.

@темы: AU, ООС, ОС, фанфикшн и ориджинал!, Кольят/Ливия

URL
   

Futuristic_Lover

главная