19:30 

Наркотик. Глава 3. Personal Jesus

Maar Krios

Бета-редактор: shtuchka_o
Основные персонажи: Кольят Криос, м!Шепард, Тейн Криос, ф!Шепард
Пэйринг: Кольят Криос/ОЖП; ж!Шепард/Тейн; Ирика/Маар
Рейтинг: NC-17
Жанры: Романтика, Драма, Фантастика, Детектив, Экшн (action), Психология, Философия, Повседневность, PWP, Hurt/comfort, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Нехронологическое повествование, Ксенофилия
Размер: планируется Макси
Статус: в процессе
Некоторые главы и отдельные фрагменты написаны при содействии Darr Vader


Воскресенье 15:46
Цитадель, район Закера

Разобраться с делом Ливии не составило проблем. Относительно. Побегать из одного района Цитадели в другой всё же пришлось, разыскивая свидетелей и навестив Грейхема Шульца в больнице. Он был крайне удивлён и ошарашен, узнав, что девушку тут же повязали. Кольят записал его показания и поспешил в СБЦ. Мотивов для нападения на этого человека у Ливии нет, до данного инцидента они ни разу не виделись. И, тем не менее, он был возмущён, что помощь была встречена таким поведением девушки. Грейхем даже начал излагать версию того, что всё это было специально подстроено, и кто-то чужими руками хочет убить его, но Кольят вовремя остановил его. Во-первых, Шульц был обычным менеджером по продаже аэрокаров, а во-вторых, он никогда не был в рабочем районе и вообще, не покидал пределы верхних уровней Цитадели и врагов не имел. Богатая фантазия и частые просмотры детективов — вот что заставило Шульца возомнить себя жертвой заговора и самому раскрыть это дело. Кольят видел такое не впервые. Был случай, когда парень, создав идеальную картину преступления (по его расчётам), хотел отомстить приятелю за то, что тот увёл у него девушку. Девушку позже он задушил и подставил своего бывшего друга. Возьмись за это дело другой детектив — и невиновный сел бы в тюрьму за преступление, которого не совершал. Подставить его было проще простого. Обвиняемый не славился хорошим поведением, и его репутация сыграла с ним злую шутку. Однако Кольят обнаружил несостыковки в том деле и практически вытащил парня из зала суда, предоставив весомые доказательства. В тюрьму попал истинный злоумышленник.

Очень часто дрелл сталкивался с подобными делами, когда не только обвиняли невиновных, но и уже отсиживали приличный срок, прежде чем кому-то удавалось добраться до истины. Гораздо проще обвинить вора в преступлении, чем искать улики на политика, от которого получаешь взятки. В этом мире всё иначе. И Кольяту очень не хотелось, чтобы Ливия попала в число виновных загодя. И чтобы этого не случилось, необходимо было найти причину, в прямом смысле толкнувшую Лив на совершение покушения.

Прежде всего он побывал на месте происшествия. Найдя несколько камер, как раз с разных углов запечатлевавших картину, Кольят раздобыл записи во время предполагаемого преступления и приступил к тщательному просмотру каждой. Всего камер было три, и несмотря на их широкий диапазон и чувствительность к движениям, найти, что именно сбило Ливию с ног, было сложно. Складывалось впечатление, что всё это действительно было подстроено. Кольят провёл несколько часов в лаборатории, высветляя, затемняя и фокусируя изображения с разных ракурсов. Даже в столь ранний час в этом районе Президиума было столпотворение. Заметить волуса в потоке высоких людей и инопланетян не представлялось возможным.

Кольят огорчился. Этот волус был единственным, что отделяло Ливию от свободы. Он ещё раз сделал осветление единственного подходящего кадра и заметил в левом верхнем углу затемнение. Кольят увеличил картинку и пригляделся. Под сводом магазина электроники висела замаскированная камера. Учитывая, что СБЦ про неё ничего не знает, камера явно не зарегистрирована, если вообще не контрабанда. За каждую камеру владелец своего магазина или ресторана платит небольшую таксу за подключение к системам безопасности СБЦ. Это на случай нападения, грабежа или иного случая. Но многие владельцы не желали платить из своего кошелька за безопасность, считая установку камеры чистой формальностью. Тем не менее, когда что-то происходило, владельцы первым делом кидались в СБЦ, слёзно умоляя найти преступников. Но, поскольку камеры не были подключены к системе СБЦ и, соответственно, не велось наблюдение и запись, найти подозреваемых не было возможности.

Кольят спешно собрался и снова вернулся на место преступления. Он пригляделся к магазину «Электроник Датчайл». И правда, прикрытая вывеской, под потолком висела камера, изредка помигивая красным глазком. Кольят нашёл владельца магазина и выведал всё, что нужно. Эдвард Датчайл долго отнекивался и пытался выставить себя жертвой, мол, его подставили и камера не его, но Кольят не был бы детективом, если бы не умел разговаривать с подобными «жертвами». После небольшого давления Эдвард сознался, что камера его и, более того, она тепловизионная! Это значительно упрощало всё дело! Кольят снял запись с камеры в момент преступления и воочию увидел волуса, сбившего с ног Ливию. Только за это он всего лишь сделал предупреждение владельцу и посоветовал зарегистрировать камеру. Обычно владельцы платили штраф, а камеры изымались.

Дело оставалось за малым. Найти волуса. В этом районе, на счастье Кольята, был лишь один представитель этой расы. Магнум Шот держал небольшой магазинчик, продающий систему вентилирования в скафандры волусов. Он подтвердил, что в тот день опаздывал на работу и случайно толкнул девушку-человека. Магнум очень переживал, что у него не было времени извиниться перед девушкой, и ещё больше расстроился, когда узнал, что из-за него она попала в такую передрягу. Кольят успокоил его, заверив, что вины Шота здесь нет и что девушка будет признана невиновной. Шот с радостью дал нужные показания, подписался и сделал скидку Кольяту. Хотя воспользоваться ей он, конечно же, вряд ли сможет.

Участок СБЦ, воскресенье, 18:30

Ричард зашёл в помещение для стрельб и огляделся. Кольят держал в руке нож Ливии и выбирал нужный тренировочный макет для проведения эксперимента.
— Сколько ты весишь? — от голоса дрелла Джефферсон вздрогнул.
— Э-э… Около семидесяти, а что?
— Мне нужна точная цифра.
Ричард задумался.
— Ну, шестьдесят семь или чуть меньше.
Кольят смерил его взглядом. Худощавый и щуплый Ричард явно прибавил себе пяток, а то и десяток кило. Он протянул ему куртку Ливии.

— Надень её.
— Что это? — Джефферсон замолк, ощутив лёгкий свежий аромат духов от куртки. Он вжался носом в воротник и вдохнул. — О-о! Как вкусно!
— Не съешь, — подколол его Криос, выхватил куртку из рук коллеги и накинул на его плечи. — Ты затягиваешь моё дело.
— Погоди, это куртка той девушки? Как её… Имя такое экзотичное…
— Ливия.
— Да, точно… Ливи, — мечтательно произнёс Джефферсон, подняв глаза к потолку. — Черт, какой дивный аромат.
— Иди сюда, дивный, — Кольят показал на черту перед манекеном и вручил Ричарду муляж ножа. — Положи его во внутренний карман острием вверх и встань… — Кольят смерил расстояние до манекена, — вот сюда.
— Так чего там с её делом?
— Я работаю над этим.
— Ты веришь ей?
— Почему тебя это интересует?
— Ну, я… — Джефферсон замялся. — Не хотелось бы, чтобы такая девушка попала в тюрьму.

Кольят подозрительно взглянул на Ричарда исподлобья. Он часто ошивался около камер, вроде как искал возможности побега, но на самом-то деле Криос знал, что его притягивало.
— Какая «такая»?
— Ну… Неземная. Я бы сказал, что она — свергнутый со своего пьедестала ангел. Более завистливые и злые ангелы, околдованные её красотой, безжалостно лишили её белоснежных крыльев, оставив прозябать среди нас, простых смертных грешников.
Ага, значит, Ричард читал её досье. Кольят покачал головой.
— И чего ты, весь такой возвышенный, делаешь в СБЦ?
Но не согласиться со словами Ричарда Кольят не мог. Ливия происходит из богатой семьи с Земли, чей род корнями уходит к древнему аристократическому сословию. Девушку будто точно лишили наследства и свергли с трона, лишив короны и отправив в ссылку в жестокую и нередко непримиримую к другим видам Галактику.
— Меня отец сюда пихнул, — Ричард уткнулся носом в воротник куртки, пока Кольят отвернулся. — Я сначала не хотел, но теперь решил, что это моё призвание.
— С чего бы вдруг такие мысли? — Кольят угрюмо посмотрел на замечтавшегося Джефферсона. Он оторвался от куртки.
— Ну… Многие попадают в СБЦ случайно. Их обвиняют в том, в чём они не виновны. Я думаю над профессией адвоката.

Кольят мысленно хмыкнул. Все как с ума посходили, едва в участке появилась Ливия. Даже Тьюдор, турианец, запирая нового заключённого в камере, загляделся на неё. Хорошо, что Харкин ещё не допущен к работе, иначе это было бы не СБЦ, а балаган озабоченных мужиков.
— Так, сосредоточься на работе, — сказал Кольят.
— А в чём, собственно, суть?
Криос вкратце объяснил ситуацию. Ричард расплылся довольной улыбкой. Он вносит свой вклад в дело Ливии! С ума сойти!
— Погоди, а кто будет волусом?
— Я.
Джефферсон посмотрел на Кольята скептически, с затаенной насмешкой. При его росте, да и мускулатуре, надо впятеро сложиться, чтобы стать похожим на круглого и неуклюжего волуса. Ричард рассмеялся.
— Да, я почти вижу это.

Кольят отправил его в точку А, из которой Ричард быстрым шагом направлялся к жёлтой полосе, держа руки в карманах, а левой рукой сжимая рукоятку муляжа. Сам дрелл присел на корточки рядом с линией и ожидал пересечения её Ричардом. Едва парень ступил на полосу, Кольят кувыркнулся через голову, задел ноги Джефферсона и тот кубарем повалился на манекен. Поскольку это был не человек, который подхватил бы его, как это было в случае с Ливией, Ричард с грохотом повалился на пол, обняв манекен. Дрелл сгруппировался, как кот, приземлился на все четыре конечности и встал, оглядывая манекен. Джефферсон крутился на полу, хватаясь за левую сторону груди.
— Я ранен! Я убит! Мамочка прости меня, блудного сына!
Кольят легко пихнул его носком ботинка и помог подняться.
— Нет, я серьёзно, — Ричард вынул муляж из кармана. — Эта штука едва меня не проткнула. Как ещё Ливия жива осталась.
Они оба осмотрели «место ранения» на манекене.
— Чёрт, — произнёс Джефферсон, увидев «рану» точно там, где она была у Шульца. — Она невиновна.
— Да, похоже на то, — Кольят поднял манекен и начал приводить в порядок помещение.
Ричард снял с себя куртку девушки и протянул дреллу.

— Слушай, как думаешь, у меня есть шанс?
Кольят не отрываясь от дела, принял куртку и ответил вопросом на вопрос:
— Шанс на что?
— Ну… Пригласить её куда-нибудь или… Ещё что-то.
Что ж это за невидимая сила, что притягивает всех без исключения к этой Ливии?
— Это вряд ли, — сам того не заметив, грубо ответил Кольят и отвернулся от человека. Ему не хотелось, чтобы Ричард увидел его ревностный взгляд.
— Ну почему же? Я вроде симпатичный парень, она… — Ричард томно вздохнул, рисуя в воздухе фигуру девушки. — Вся такая… клёвая. Мы бы неплохо смотрелись вместе, — он посмотрел на фигуру дрелла и смущённо повёл плечами. — Мне, конечно, далеко до твоей формы, плечи там, грудь…

Кольят смерил его снисходительным взглядом. Джефферсон выпучил глаза, представив, о чём можно было подумать после таких слов.
— Нет, нет! — он замахал руками. — Ты ничего не подумай! Просто Ливии такая вся… Вау! Её надо защищать от назойливых поклонников, а для этой роли больше подходишь ты. Так скажи, у меня есть хоть самый ничтожный шанс?
Кольят ухмыльнулся, положил руку на плечо коллеге и произнёс:
— Для начала тебе придётся уволиться из СБЦ.
— Почему? — лицо Ричарда выражало искреннее недоумение.
— Потому что она ненавидит копов.
— Чёрт!

***


Воскресенье 19:50
Цитадель, больница Гуэрта

Последним пунктом было посещение Грейхема Шульца. Он крайне возмутился, услышав, что Ливия невиновна, и что она не понесёт наказания.
— Я хожу с дыркой в лёгком, а её выпускают?
— Следствие не выявило состав преступления, ни к чему вешать на девушку дело, в котором она не виновна.
— Так ей что, совсем ничего не пришьют?
Кольят сохранил хладнокровие, но его бы воля — и он поставил бы на место этого зазнавшегося псевдо-детектива.
— Она заплатит штраф за ношение оружия в Президиуме.
— И это всё? А сколько я буду сидеть на лекарствах из-за неё? Сколько потрачу денег? Кто мне компенсирует мои убытки и моральный ущерб?
— Дослушайте меня до конца. Если вы хотите довести дело до суда, мисс Ливия обратится за помощью к адвокату. Он так же, как и следствие, выявит те же причины, по которым установить состав преступления невозможно. Он опросит тех же свидетелей и просмотрит те же записи с камер. Вы потеряете своё время и ещё больше денег. Штраф, который выпишут мисс Ливии, с шестьюдесятью процентной ставкой пойдёт на возмещение причинённого вам ущерба.
— Вы меня что, подкупаете? — казалось, этот человек недоволен всем.

— Вы можете подать жалобу, что расследование вас не устраивает, и снова повторно пройдёте процедуру допроса.
Шульц нахмурился. СБЦ изрядно потрепало ему нервы, дословно выкачивая из него информацию о происшествии. Плюс, если за дело опять возьмётся этот дрелл, допрос будет очень долгим, а Шульцу очень хотелось вернуться домой к началу нового сезона «Частный детектив».
— Ваша взяла. Я не имею претензий к ней.
Грейхем отозвал своё заявление, подписался под нужными документами и заговорщицки произнёс:
— А можно узнать номер телефончика той девушки?
Кольят даже опешил от наглости человека.
— Нет, — отрезал он и покинул палату Грейхема.

***


27 мая понедельник, 07:00
Участок СБЦ

— Она невиновна, — на стол Бейли плюхнулась объёмная папка. Он протёр глаза, посмотрел на часы, а после на Кольята.
— Ты хочешь сказать, что за двадцать три часа раскрыл дело?
— А почему бы и нет?
Капитан скептически глянул на него и открыл папку. Криос устроился на стуле напротив. Показания девушки, свидетелей, следственный эксперимент, показания волуса — брови Бейли медленно поднялись — и заявление о снятии обвинения с Ливии от Грейхема Шульца. Армандо прочитал отчёт, сложил всё в папку и, сцепив пальцы в замок, посмотрел на дрелла. Тот выжидающе ответил тем же.
— Я вижу ты идёшь на рекорд по раскрытию и что всего лишь за сутки сделал больше, чем кто-либо, но отпустить её я не могу.
— Почему?

— Потому что она наркоманка и уголовница.
— Она не-ви-нов-на, — по слогам произнёс Кольят, чувствуя, как закипает злость. «Неужели и капитан туда же? Не хочет отпускать Ливию, чтобы самому приложить к ней руки?» Криос мотнул головой. Нет, Бейли всегда был честным и законопослушным гражданином. Невиновен — иди на свободу, что-то кажется странным в деле — он придержит коней и даст столько времени, сколько потребуется. Бейли — профессионал и если он не соглашается с Кольятом, значит, на то есть мотивы.
— Она пришла в Президиум с ножом.
— Никто об этом не узнал бы, не случись казуса.
— Она наркоманка, Кольят! Сидит на красном песке и привлекалась за хранение героина! Ты знаешь, какими психами и параноиками становятся наркоманы?
— Я не заметил признаков приёма запрещённых веществ. Она поранилась, свёртываемость крови нормальная.

— А если я дам приказ на сбор анализов?
Кольят прищурился.
— Это не подсудное дело. Шульц снял с неё обвинения. Дело закрыто.
— Вовсе нет. Ты выяснил историю ножа?
— Ответ на запрос с Земли ещё не пришёл.
— Значит, до того времени она будет здесь.

Спор с Бейли был заранее проигрышным. Оставить Ливию здесь — значит, подвергнуть её домогательствам со стороны Харкина. Она вряд ли будет молчать, но тогда Кольяту придётся многое рассказать про своего коллегу, а ему очень не хотелось быть свидетелем по многим вопросам и вообще переходить дорогу этому человеку. Анонимного свидетельствования тоже недостаточно, ибо его слова могут поставить точку в преступных деяниях Джейсона. Кольят видел решение этой проблемы лишь в одном.
— Сэр, вы сами знаете, как работает архив на Земле. Пройдёт несколько дней, прежде чем мы получим ответ. И что невиновному человеку тут делать? Она будет иметь полное право подать на нас жалобу. Почему бы её не выпустить под подписку о невыезде и приставить кого-то для наблюдения?
Бейли хмуро посмотрел на Криоса.
— Зачем тебе это? — разумеется, план Кольята очевиден.

— Затем, что я офицер СБЦ и выполняю свою работу.
— Что с вами со всеми происходит? Едва эта девица появляется тут, как участок превращается в зоопарк.
Дрелл вопросительно приподнял бровь. Бейли продолжал:
— Задержанные так и липнут к ней, гул в камерах стоит, как в базарный день, Чарли не отлипает от монитора, пялится на неё, Джефферсон вообще готов свой рабочий стол перенести поближе к «аквариуму». Не СБЦ, а балаган. Какая у тебя история?

Джефферсон. Всё же надеется на шанс с Ливией. Вот уж это он зря. Кольят не понимал, почему он так ревнует девушку к каждому. Это неправильно, учитывая, что их ничего не связывает. А его поступок в клубе? Он не отдавал себе отчёта о том, что делает. Выкинуть на ветер такие деньги! И ради чего! Ливия презирает его, несмотря на то, что он расследует её дело и старается помочь ей.
— Моя история? У меня нет никаких личных мотивов по этому следствию, сэр. Вы сами отдали его мне, а я лишь довёл до конца. Всё как обычно.
Бейли долго смотрел на спокойное лицо дрелла, покачал головой, достал бумагу и дал распоряжение об освобождении Ливии.
— Имей в виду, если она накосячит, отвечать будешь ты.
Кольят отсалютовал и быстрым шагом вышел из кабинета Бейли. Капитан откинулся на спинку стула, и закрыл лицо ладонью. История на этом вряд ли закончилась.

***


Чёртов дрочер, представившийся мистером Алексом, готов был облизывать стекло, по ту сторону которого сидела Ливия. Она отвернулась от подмигивающего мистера Алекса и увидела серый взгляд турианца, её нового соседа с ночи. Тот был с похмелья, но ничуть не был против компании такой красотки, пусть и на расстоянии другой камеры. Девушка снова отвернулась, забралась на скамью с ногами и услышала уже знакомый одобряющий свист. Это мистер Алекс высказывал своё восхищение открывшимся взору бёдрам девушки. Он переместился к выходу из камеры, чтобы лучше видеть длинные стройные ноги Ливии, и опустился на колени, желая увидеть, что же под юбкой. Что-то бормоча себе по нос, Ливия распознала его изречения на русском языке; мистер Алекс довольно потирал пах и посылал ей воздушные поцелуи. Хмельной турианец усмехался над «глупым человеком» и свои желания изъявлял лишь в словесном виде, критикуя мистера Алекса.

— Ты болван, человек. Максимум, чего ты добьёшься, это того, что юную мисс стошнит от тебя. Тут нужно действовать нежно, — турианец пошевелил трёхпалой лапой, намекая на ласки руками. — Девушки любят нежность.

Ливию передёрнуло. Она отвернулась к стене и закрыла глаза. Сутки она провела в этом дурдоме. Сна никакого, а ещё ей бы очень не хотелось проснуться и обнаружить, как этот русский дрочит на неё. Даже молчание турианца сводило с ума. Он просто сверлил её глазами. Быть может, даже раздевал в своих фантазиях. Никому не было дела до того, что ей приходится испытывать в компании с такими «сливками общества». Посадили сюда, как будто она закоренелая преступница, и жить ей только рядом с такими же. Чего там этот детектив Криос мешкает? Не зашёл даже ни разу поинтересоваться, каково ей тут. Только молоденький стажёр наведывался и разгонял по углам прытких задержанных. Русский, правда, не очень-то и страшился стажёра, хохмя и подтрунивая над ним. Зато вся его наглость тут же исчезла, едва Ричард незаметно сунул в руку Ливии бутерброд. Мистер Алекс безуспешно пытался доказать, что такое отношение к заключенным неправомерно и раз кто-то получает передачку, то и остальные должны. Ричард ударил кулаком в «аквариум» русского и пригрозил ещё десятью сутками, если тот проболтается. Вышло у него это смешно и вовсе не устрашающе, но Ливии польстила симпатия стажёра к ней.

Бутерброд так и остался нетронутым. С отходняком от песка хотелось только одного: снова принять красные кристаллы и освободиться от тягучей боли в мышцах. Зубы сводило, а пальцы подрагивали, едва ей стоило расслабиться. Она сидела не шевелясь, чтобы её нервное состояние не заметили окружающие и, ещё хуже, копы. Эйфория от наркотика сменилась страхом и паранойей. Ей казалось, что каждый в этом участке, будь то задержанный или коп, смотрит на неё, ожидает, когда она отпустит бразды контроля над своим телом и тогда они сделают с ней, что только заблагорассудится. Единственным способом избежать самых ужасных испытаний была ограниченность фантазии окружающих её людей. Но жизненный опыт показывал, что на Цитадели с фантазией и воображением у скверных типов как раз таки всё в порядке. Здесь она одна. Нет родителей, которые тут же вытащили бы её отсюда. Нет друзей, которые перезаняли бы кредиты и внесли за неё залог. Стеф не настолько богата и не имеет нужных связей, чтобы вытащить Ливию отсюда. Она вообще вряд ли знает, в какое приключение попала её любимая подружка.

А всё из-за него, из-за этого дрелла! Как посмел он своим статусом и деньгами указать ей место! Отдал деньги, но побрезговал принять в ответ то, зачем пришёл в клуб. Ещё и посмел коснуться её. Куда вообще смотрел Каррак?! Считает, раз одна треть от суммы его, может позволить клиентам делать, что вздумается? Ублюдок четырёхглазый! Что, по стопам Нарана пойти решил? Батарианское дерьмо! Девушка прислонилась спиной к стеклу, откинула голову назад. Дурманный туман давно рассеялся, оставив после себя мигрень. Лив выдохнула сквозь зубы, обхватила себя за плечи. Горло царапали подступающие рыдания, и она на мгновение задержала дыхание. Только расплакаться тут не хватало для полного счастья.

— Красавица… ну, красавица, посмотри на меня. Посмотри, как ты мне нравишься.
— Уймись, человек, — проскрежетал турианец язвительно, царапая стекло когтями, — уже мне блевать охота.

Девушка зло ударила в стекло позади себя. Мистер Алекс, как раз пристроившийся к нему за спиной Ливии, шарахнулся назад, но тут же вернулся на место и стал улюлюкать. Ливия дёрнулась от прошедшей по ногам судороги. Пальцы свело, и девушка поджала ноги под себя, стиснув зубы и претерпевая боль. Когда же её выпустят?!
Кольят остановился в нескольких шагах от её камеры. Турианец сразу же отвернулся в другую сторону, делая вид, что оголившиеся бёдра девушки его не интересуют. Русский не отлипал от стекла «аквариума» даже после проявленной злости Ливии. Будь она более внимательной, то поняла бы, что гнев в сторону таких типов, как мистер Алекс, лишь забавляет их. Ливия поджала ноги под себя и качнулась вперёд. Кольят понял, что у неё начался «отходняк». Сколько же она приняла песка, что отходить начала только сейчас? Он посмотрел на бумаги в руке. Это всё равно что приглашение на виселицу от своего имени. Конечно же, он соврал про отсутствие своих мотивов в деле Лив. Но они были не настолько криминальными, чтобы приписать ему содействие преступнице. Всего-то Кольят и хотел, чтобы она вышла отсюда, пошла домой и приняла решение о том, что свою жизнь надо менять. Прежде она привлекалась за наркотики, теперь дело дошло до попытки убийства. И в чём причина, Криос видел прямо сейчас.

Ливия рывком распрямила ноги, развернулась к выходу и села, откинув голову назад. Поставив ногу на носок, она задрыгала ею. Стук в стекло заставил её замереть. Русский шарахнулся от звука, посмотрел на суровое лицо дрелла и сел на скамью. Ливия смерила Кольята презрительным взглядом. Пришёл-таки. Объявился! Криос открыл камеру и отошёл в сторону.
— Ну, если это не знак того, что меня выпускают, то говорить нам не о чем.

— Ты права, тебя отпускают.
Ливия выпрямилась и посмотрела в глаза дрелла.
— Ты потратил сутки на то, чтобы оправдать меня в том, чего я не делала? — она фыркнула и взялась за сапоги. Сняла она их ещё ночью. Натянув обувь, она гордо продефилировала от скамьи до выхода и, остановившись около Кольята, прошлась по нему взглядом. — Что долго-то так? — почти выкрикнула она.
Кольяту ничего, кроме как сохранить хладнокровие, не оставалось. Русский прильнул к стеклу.
— Гражданин начальник, а меня?
— А ты отдыхай дальше.
— Да как же это? — продвигался по камере вслед за движением Кольята. — Мне бы хоть на помывку попасть или в туалет, а?

Кольят остановился и спросил Ливию:
— Он развратничал?
Девушка дёрнула губой.
— Три раза, — сказала она, подняв глаза к потолку, изображая отвращение на лице.
Русский раскрыл рот.
— Да ты… Да как… — Ливия усмехнулась. — Стерва! Я тебя ещё найду!
Криос знал, что для Ливии ложь — способ развлечения. И ей глубоко наплевать, пострадает кто-то или нет. Но из её досье Кольят также знал, что, предоставляя неверные данные следствию, она ничуть не помогала себе, строя из себя всеми обиженную и оскорблённую. Поскольку он теперь приглядывает за ней, его долг — предостеречь девушку от будущих неприятностей.

Будучи не в первый раз в участке Ливия знала, куда нужно идти для выписки. Кольят протянул ей куртку.
— Она больше не нужна.
Лив придирчиво осмотрела куртку, просунула руку в прорезь, оставшуюся от ножа, и усмехнулась.
— Скажи, сколько офицеров на неё уже подрочило?
Кольят сделал вид, что не услышал её.
— За ношение холодного оружия на территории Президиума и причинение вреда по неосторожности вам предъявлен штраф в размере десяти тысяч кредитов.
— Да охренеть!
— Вы можете заплатить частями, но будет лучше, если вся сумма будет уплачена в течение недели.

— Грабёж средь бела дня, — Ливия выхватила из руки Кольята стилус и поставила свою подпись в акте. — Кто-нибудь так и запишите, куда вы там записываете, — громко крикнула она на весь участок. — Офицер при исполнении грабит честную девушку при свидетелях.
Внимание она привлекла, но поддержку не получила. Ливия хмыкнула.
— Имей в виду, ты теперь под наблюдением и будет лучше, если ты не попадёшь в новую переделку.
— Может, мне снова повезёт, и кто-нибудь подкинет мне внушительную премию ни за что, — она схватила куртку и направилась к выходу. Навстречу ей вышел Ричард и замер, увидев приближающуюся Ливию. Она обернулась, убедилась, что Кольят смотрит на неё, и, погладив парня по щеке, коснулась губами его скулы.

— Спасибо за приятную компанию. Без тебя я бы умерла точно от зверства этих мужланов.
Сжав челюсть, Кольят проводил её взглядом ещё более тёмных глаз, чем обычно. На благодарность он не рассчитывал, но высмеять его таким образом… Ричард очумело помахал ей вслед и развернулся к дреллу.
— Она… У меня… — он сжал кулак и показал жест «йес». — Невероятно!
— Это ещё ничего не значит, — Криос ревниво отвернулся.
— Да, ты прав, но… О-о! Меня поцеловала самая прекрасная девушка во всей Вселенной! Завидуйте, завидуйте мне все!
Кольят посмотрел на часы. Через полтора часа начиналась его суточная смена.

@темы: AU, ООС, ОС, фанфикшн и ориджинал!, Кольят/Ливия

URL
   

Futuristic_Lover

главная